logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Belarus

Как молодой ксендз восстанавливает древний храм и учит прихожан патриотизму

История из белорусского городка Вселюб.

«У нашага ксяндза ідэі ў галаве адна за адной бягуць і не могуць астанавіцца», — говорят жители агрогородка Вселюб, что в Новогрудском районе. Настоятель местного костела Святого Казимира 42-летний ксендз Виталий Цыбульский только улыбается и говорит, что если горишь каким-то делом, то все получится. За три года, что он живет в местечке, успел сделать ремонт в одном из самых старых католических храмов Беларуси, привести в порядок территорию вокруг, начать консервацию усыпальницы графов О’Рурков и организовать на окраине поселка виноградник — место для отдыха, куда может прийти любой желающий. Местные сначала удивлялись, а потом подключились к бурной деятельности священника, у которого планов — громадье, пишет tut.by.

— Там у нас район Чечня, здесь — Карабах, — говорит местный житель Александр.

Оказывается, когда-то в агрогородок приехали беженцы, да так и остались. Районы, где поселились люди, стали называть по названию местности, откуда они прибыли.

— Вот здесь должны были быть торговый центр, гостиница, ресторан, но так и не достроили, — показывает мужчина на долгострой в центре агрогородка.

Сейчас во Вселюбе — два магазина, свой Дом культуры, церковь, костел, почта, отделение банка, ветстанция, рядом — местный СПК. Самый популярный транспорт в местечке — повозки, запряженные лошадьми.

«А потом ксендз пришел новый и начал все делать»

— У нас еще и коров держат, как раньше, — рассказывают местные жители.

Действительно, если бы не магазины с современными яркими вывесками, то могло бы показаться, что Вселюб застыл где-то в 70-х годах прошлого века.

— Посередине поселка была раньше синагога. Вон там, видишь, магазин? Раньше рюмочная была. Да такая популярная, что одни выходили, другие сразу заходили. А там была столовая. Нет уже ничего. Только две крамы. А с той стороны, где костел, — парк старинный, — ностальгирует Александр и вспоминает, что в парке несколько лет назад сожгли бывшую графскую усадьбу. — Пришли грибники, дождь шел, они разложили на полу костер, и все — деревянный дом быстро сгорел. Граф [потомок бывшего владельца усадьбы] кались приезжал, я ему экскурсию проводил. Хотел, чтобы ему отдали, а теперь и отдавать нечего.

У агрогородка — впечатляющее прошлое. Когда-то здесь жили представители ирландского графского рода О’Рурков. Во второй половине ХIХ века граф Иосиф О’Рурк построил во Вселюбе усадьбу с видом на реку Плису. С восточной стороны к усадьбе вела подъездная аллея, с противоположной была часовня. С двух сторон дом окружал большой парк.

В 1939 году графа увезли большевики. Местные жители рассказывают, как Иосиф О’Рурк, навсегда покидая поместье, попрощался со Вселюбом: граф поднял шляпу и поклонился местным жителям. От фамильного дома ничего не осталось, а вот парк сохранился. Есть на кладбище и родовая усыпальница. Правда, внутри ничего не сохранилось: все разграбили.

— Раньше все заросшее было, а потом ксендз пришел новый и начал что-то делать. Хороший ксендз. Площадку около костела организовал. Я туда ходил. Но нам как-то непонятно: сделал там лавочки, пруд, беседку — и что, этим всем можно пользоваться вот так просто? — не понимает Александр.

— Да, вот так просто, — говорит отец Виталий Цыбульский. Он встречает нас во дворе костела. Ксендз одет в простые свитер и джинсы — и выглядит очень обыденно.

До Вселюба он служил в Гродно, Сморгони, Щучине, Чаусах, Ивье.

— Сам я из Щучина. В моей жизни было все: и в армии отслужил, и жениться хотел, но потом как-то все повернулось, пришло озарение, и я поехал в семинарию в Краков, где учился 7 лет. Мои родители, они верующие, мой выбор одобрили. Знаете, это же такое благословение для семьи. Думали, что я первый священник в роду, но потом оказалось, что среди родственников когда-то давно был еще один, — рассказывает отец Виталий.

Родители, кстати, стали главными помощникам ксендза во всех его начинаниях во Вселюбе: красили, строгали, убирали, косили и всячески поддерживали.

Отец Виталий показывает свою главную гордость — костел святого Казимира. Проводит экскурсию по небольшому храму и на ходу рассказывает, что вход был пристроен к готическому сооружению в XIX веке. А сама святыня появилась во Вселюбе в 1433 году.

— Мы, открывая двери и проводя иногда такие же экскурсии для приезжающих, говорим, что вот на дворе XXI век, в этой пристройке — XIX, а вот за этими дверями — XV.

От Средневековья в костеле, конечно, ничего не осталось.

— Во времена Советского Союза здесь были и склад, и спортивный зал. Долгое время костел пустовал, а потом сюда каждое воскресенье приезжал священник. Но вы же сами понимаете разницу, когда человек приезжий и когда он на месте. Еще три года назад все здесь было в очень запущенном состоянии: двор и старинное кладбище заросли кустами, потолок в храме почернел. Святыня требовала ремонта. Понятно, что агрогородок находится на периферии и ждать финансирования можно очень долго. Но я же гражданин, и я должен заботиться о той земле, где живу, — объясняет свою позицию ксендз.

Храм отремонтировали за 80 дней

Но перед началом ремонта надо было заручиться поддержкой местного населения.

— Католиков здесь меньшинство. Я стал обходить дома. Мне сразу сказали: «Поляки — там». Но я решил, что надо этот барьер, который построен между людьми, как-то ломать. Знакомился, рассказывал о своих идеях. А главная была такая: не важно, католик ты, православный или неверующий, — в костеле тебя ждут. Сюда можно прийти любому. Сначала местные очень удивлялись такому подходу, относились настороженно. А потом что-то сдвинулось. Стали активно помогать в благоустройстве и территории, и храма. Приход ведь здесь небольшой, всего 170 человек. Это Вселюб и еще 22 деревни вокруг. Очень много пожилых прихожан.

Бабушки старенькие. Они часто не могут добраться до Вселюба: населенные пункты находятся в 20−25 километрах друг от друга. К ним уже еду я. Бывает, что за день километров 200 проезжаю.

Костел, согласно документам, построен до 1433 года.

— То есть в это время этот храм уже существовал, уже упоминался. Поэтому вполне справедливо называть его старейшим костелом в Беларуси, — уверен ксендз.

Храм всей громадой отремонтировали за 80 дней. Получилось скромно, но со вкусом. Отец Виталий говорит, что старались сохранить средневековый интерьер: на деревянном потолке сделали имитацию бруса, внутри все выкрасили в светлые тона, а в некоторых местах оставили неоштукатуренную кладку, чтобы были видны старинные кирпичи. Алтарь храму подарили, старинные иконы принесли местные жители. А еще здесь есть уникальная скульптура Божьей Матери беременной, которую освятили в Польше.

— Таких скульптур в Беларуси больше нет. А все как вышло… Полтора года назад ко мне стали обращаться молодые семьи, у которых нет детей. Я спрашиваю у них: что мне сделать, как мне вам помочь? Я могу за вас молиться, а в остальном вы должны сами этот вопрос с Богом решать. Спустя какое-то время ко мне приходит бомж. Он ждет меня шесть часов, чтобы… обмануть. Не очень интересная история. Но во время нашего разговора он говорит про Матерь Божью беременную. А я о таком первый раз слышу. Но стал искать в интернете, нашел совсем немного информации. В какой-то момент появляются люди, которые вытачивают скульптуру. Мы освятили ее на фесте в городе Пшемысел, куда когда-то ездила одна из наших прихожанок с просьбой о помощи нашему храму. Привезли сюда, поставили и сделали открытки со специальной молитвой. И недавно мне рассказывают, что у одной из местных жительниц УЗИ показало, что родится ребенок с синдромом Дауна. Она рассказала об этом своей учительнице. Та говорит, что не знает, чем помочь, и, наверное, остается только молиться. И тут из книги выпадает та самая открытка! В феврале женщина позвонила мне и сказала, что родился совершенно здоровый ребенок. Мы считаем, что наша Божья Матерь беременная сотворила свое первое чудо. Сейчас раз в месяц в храме проходят специальные молитвы за семьи, у которых нет детей.

«Долина Эйн-Керем», куда может прийти любой желающий

Еще долго отец Виталий рассказывает о своих прихожанах, истории, костеле и о том, сколько всего еще надо сделать.

Около храма он и прихожане за несколько лет облагородили территорию: выкорчевали кусты, построили деревянную беседку, очистили заросший пруд и организовали там небольшой пирс, установили скамейки, посадили цветы и даже обновили старый, почерневший от времени сарай, около которого планируют сделать музей под открытым небом, где будут представлены старинные предметы сельского быта. Всей территории дали название — «Долина Эйн-Керем».

— Это долина виноградника, где беременная Дева Мария встречалась с Елизаветой, матерью Иоанна Крестителя. Здесь же он и родился. Сейчас та территория находится в Иерусалиме. Там расположены несколько монастырей и храмов.

Вселюбский Эйн-Керем, конечно, поскромнее, но ксендз и прихожане уверены, что со временем долина станет популярной у паломников. И уже сейчас туда может прийти любой желающий. Вот местный житель Александр уже ходил. Говорит, посидел на лавочке, отдохнул. Признается, очень странно ему в их агрогородке видеть такое место.

— Как картинка, — удивляется мужчина.

Ксендз же собирается «гореть» дальше. Вот недавно начали консервацию усыпальницы графов О’Рурков на старинном кладбище, которое в свое время тоже привели в порядок. Отремонтировали здание около костела, где сейчас живет священник, и организовали на втором этаже что-то типа гостиницы, где могут ночевать туристы и паломники. Открыли костельную лавку, вся выручка которой идет на благоустройство костела и территории вокруг него. Сделали открытки с видами местечка, листовки с номерами счетов храма и магнитики с изображением костела и сердца. Вселюб же — значит, любовь.

— Мы пока наш гостиный двор никак не рекламируем, потому что надо еще многое сделать, но совсем скоро здесь уже можно будет ночевать, — священник рассказывает, что он, его отец и несколько прихожан начали строительство летней терассы, на которой хотят сделать кофейню.

— Не боитесь, что кто-то придет и сломает всю вашу красоту?

— Не боюсь. Конечно, будет жалко, но это такое испытание. Я говорю прихожанам: даже если мне придется отсюда уехать, то это все останется вам — и вы сами должны быть ответственны за землю, где живете.

All rights and copyright belongs to author:
Themes
ICO