Kyrgyz Republic
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

«Не назначишь его на хлебную должность, получишь очередного врага»: Амиржан Косанов о кадровой политике Токаева:

Нет предела акординскому творчеству по созданию и переименованию новых министерств! И каждый раз рождался плохо управляемый Франкенштейн. Об этом пишет Амиржан Косанов в своей статье в «Новой газете», комментируя смену министров в правительстве Казахстана:

Похоже, 1 сентября становится у нас не только Днем Знаний, но и Днем Послания президента к парламенту (читай: народу). Что ж, хоть какая-то стабильность.

Нынешнее Послание достаточно критическое, хотя, конечно, не обошлось без успокоительных макроэкономических самоотчетов, с «рекордными» показателями. Видимо, как и прежде, глава государства опирается на доклады своего правительства, которое декорирует ему общую экономическую ситуацию и выдвигает очередные, сложно реализуемые прожекты.

СМИ и соцсети пестрят заголовками, оценивая Послание Токаева: «Новая экономическая политика без программы». «Много красивых инициатив» и «Никаких конкретных механизмов». «Чучело лошади стоит на телеге без колёс – как памятник» — это про то, что, если Токаев будет проводить экономические реформы так же, как он проводит политические, то страну ждут тяжёлые времена. Потому что движений ни по каким направлениям нет.

Если, со слов президента, у нас столько дыр и недочетов в экономической сфере, за которую отвечает правительство, то почему не прозвучало ни слова персонифицированной критики в адрес премьера, его замов, министров и акимов?! Видимо, потому, что он, президент, несет часть политической ответственности за тех, кого назначил своими указами — вспомним казахскую поговорку «өз қолын өзі кесе алмайды» («не может отрубить себе руку»),

Судя по всему, эта ситуация давно не дает покоя Токаеву, и в Послании он заявил: «Именно на системе исполнительной власти будет лежать основной груз ответственности за реформы. Поэтому она сама, в первую очередь, нуждается в трансформации, базовые направления которой следующие.

Во-первых, подготовка и исполнение отраслевых решений, а также персональная ответственность за результат будут целиком возлагаться на министров, которые своими приказами должны оперативно принимать необходимые решения. То же самое касается акимов на местах. Во-вторых, правительство будет нести полную ответственность за реализацию экономической политики. Оно должно обладать всеми рычагами самостоятельного управления экономикой без волокиты и бюрократии, без согласований с администрацией президента».

Иначе говоря, правительство не просто исполняет спущенные сверху решения, и не только их готовит, но и само же отвечает за их качественное и своевременное исполнение. Токаев, таким образом, становится Верховным арбитром, Гарантом Конституции, законности и гражданских (как и прочих) прав всех казахстанцев.

Некоторые идеи президента, озвученные в Послании, попахивают банальным популизмом. В одной его части он говорит о необходимости холить и лелеять малый бизнес (МСБ), а в другой — с гордостью объявляет, что в целях увеличения доходов граждан поручает с 1 января 2024 года повысить размер минимальной зарплаты до 85 тысяч тенге: «Таким образом, мы за три года подняли размер минимальной оплаты труда в два раза. Данная мера позитивно отразится на благосостоянии около 1 миллиона 800 тысяч граждан, включая 350 тысяч бюджетников».

Не спорю, бюджетникам с их чадами и домочадцами на какое-то время жить станет лучше и веселее. А что делать малому и среднему бизнесу? Увеличивать фонд оплаты труда – повышение минимальной заработной платы обязательно для всех организаций, а не только для бюджетных. Стало быть, владельцам МСБ ничего не останется, кроме как добавлять нули на ценниках своих товаров и услуг.

Еще один пример. В Послании президент говорит том, что «Казахстану необходим конкретный перечень из не менее чем 15 крупных проектов в экономике, к осуществлению которых нужно активно подключать как иностранных инвесторов, так и отечественный бизнес». Названы такие направления, как «глубокая переработка металлов, нефте-, газо- и углехимия, тяжелое машиностроение, конверсия и обогащение урана, производство автокомпонентов и удобрений». Неужели президент не понимает, что такие предложения напоминают былые программы елбасы, с большими цифрами, и с такими же благими пожеланиями («100 корпоративных лидеров» и тому подобные)? Насколько реалистичны эти поручения?

Буквально вчера обсудил Послание со своим старшим товарищем, у которого большой опыт работы во власти и в бизнесе. Так вот, он на днях приходил в институты развития аграрного сектора за очередным кредитом в свой устоявшийся и не раз профинансированный при старом Казахстане бизнес (как добросовестный заемщик ранее он без проблем получал такую помощь), и нарвался на сакраментальный ответ: в казне денег нет!

Неужели власть скрывает от нас истинное положение дел с государственными и банковскими финансами?

Судя по всему, президент большую часть кадровых и экономических проблем намеревается решить исключительно реорганизацией и созданием очередных профильных министерств. В этой связи он издал указ «О мерах дальнейшего совершенствования системы государственного управления РК», в соответствии с которым созданы Министерство водных ресурсов и ирригации, Министерство транспорта, Министерство туризма и спорта, Министерство культуры и информации, Министерство промышленности и строительства.

Так мы портфелей для алчных и амбициозных чиновников, состоящих на довольствии у президента, и желающих непременно стать министрами, не напасемся. Человек был министром и акимом: не назначишь его на хлебную должность, получишь очередного врага, который знает внутреннюю кухню власти. И, не дай Бог, обиженный чиновник уйдет в оппозицию!

Нет предела акординскому творчеству по созданию и переименованию новых министерств! И каждый раз рождался плохо управляемый Франкенштейн.

Девять месяцев проработала министром экологии и природных ресурсов 33-летняя Зульфия Сулейменова. Ее ровесник, бывший глава Министерства культуры и спорта РК, Асхат Оралов тоже пробыл в Кабмине девять месяцев. Бывший министр информации и общественного развития Дархан Кыдырали находился в министерском кресле в должности ровно год. Эти примеры говорят о катастрофической текучести кадров в Новом Казахстане. Такая кадровая чехарда может привести к политической нестабильности, а все неудачи ставленников президента рано или поздно будут ассоциироваться с именем того, кто из назначил.

Но против такой кадровой чехарды есть противоядия.

Это – учет мнения гражданского общества, и не аффилированного с властью экспертного сообщества. Не мешало бы учитывать его при назначении тех или иных министров и акимов. И не стоит призывать кадровых дипломатов для решение сугубо внутренних задач: у послов и протокольщиков специфическое восприятие мира.

Это – отказ от игр в демократию, когда двух претендентов на должность акима области предлагает сам президент. Власть до сих пор не доверяет своим гражданам выборы акимов областей, но что мешает ей дать возможность президентскому выдвиженцу посоревноваться с реально альтернативным конкурентом от общественности?

Это – не постепенный и робкий (как видно по последним назначениям) отказ от одиозных кадров старого Казахстана, которые до сих пор победно шествуют по карьерной вертикали. В противном случае мы обречены еще несколько лет жить с деятелями, дискредитировавшего себя периода нашей истории. И тогда всем самым благим президентским посланиям грош – цена.