Latvia
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

Памятник надо снести быстрее, до попадания в суд другого мнения - Чеботаренок

«Мы [Клуб декларации 4 мая] выступаем за скорейший демонтаж памятника до возникновения каких-либо судебных перипетий, в ходе которых начинают рассматриваться противоположные мнения». - Заявили она.

Чеботаренока также уверена, что памятник снесут в этом году. «Я понимаю, что главная проблема связана со шпилем, который технически очень сложно сделан. В середине него установлены металлические прутья, которые сплетены с бетоном, а высота шпиля в целом составляет восемь метров. Два метра надо отрезать постепенно и медленно. Когда демонтажники дойдут до шести метров, тогда можно будет подумать о сносе оставшейся части. Если сносить восьмиметровый столб сразу, то существует вероятность его обрушения на дорогу, железнодорожные пути. Поскольку вокруг находятся жилые дома, взрывать его тоже не было бы безопасно».

Чеботаренока – одна из депутатов Верховного совета, проголосовавшая за восстановление независимости Латвии. О том времени она рассказывает: «Ленина мы сразу убрали (на перекрестке улицы Элизабетес и Бривибас), 4 мая того же года мы поменяли вывеску у здания Сейма, Верховный совет ЛССР стал Верховным советом Латвийской Республики».

Говоря о том, почему в то время не был снесен памятник в Пардаугаве, бывший депутат рассказывает, что после восстановления независимости в Латвии по-прежнему находились оккупационные войска. «Больше мы ничего не могли сделать, поскольку очень важно было изгнать советскую армию, чтобы она спокойно покинула Латвию. Если бы этого не произошло, то рано или поздно мы опять бы потеряли независимость, это сейчас нам демонстрирует война в Украине». Она также напомнила, что позднее, в 1997 году «перноконкрустовцы» безуспешно пытались взорвать памятник. Как известно, двое подрывников погибли. «После это происшествия Посольство Российской Федерации обратило внимание на этот памятник, в связи с этим ситуация изменилась и было подписано обоюдное соглашение. Поскольку идет война, эта юридическая договоренность теряет свою юридическую силу, так как в случае войны, одно государство не выполняет данного обещания, документ утрачивает свою юридическую силу».

Чеботаренока также рассказывает о времени после восстановления независимости, что в то время она находилась в Юрмале: «Первое, что мы сделали, сняли пушку с пьедестала. Вот почему я удивляюсь, чего ждут другие самоуправления».

Она отмечает, что по всей территории Латвии на данный момент насчитывается около 360 советских памятников, надписей, табличек.

Относительно этих памятников советского времени, вскоре после вторжения России в Украину, «Клуб декларации 4 мая» написал письмо в Сейм, что и большой памятник – оккупантик, и разного вида надписи, таблички, памятники надо снести по всей Латвии. «Если где-нибудь еще остался какой-нибудь самолет, например, как в Спилве, его необходимо снести. Если где-то стоит танк, его тоже надо ликвидировать».

«Когда мы узнали, что местные самоуправления в Даугавпилсе и Резекне выступают против сноса советских памятников, мы очень расстроились и высказали все свои размышления и недоумения о том, как вообще можно ставить под сомнение такую вещь как снос», – указала Чеботаренока.

«Я не могу представить, чтобы в Германии были установлены какие-то таблички или памятники, посвященные фашисткой Германии, или значки со свастикой. К сожалению в Латвии после 32 лет независимости до сих пор стоят советские памятники».

Она также высоко оценила действия, например, Огрского муниципалитета, который проявил инициативу, и не дожидаясь специального разрешения, закона, демонтировал памятники советской эпохи, находящиеся на территории муниципалитета.

Руководитель клуба BNN рассказала, что «Клуб декларации 4 мая» написал письмо в Генеральную прокуратуру о Гундарсе Калве – человеке, который полтора года назад с помощью трактора убрал с центральной улицы Екабпилса пушку, служившая памятником советской армии. «Мы считаем, что его нужно сделать героем, а не возбуждать против него уголовное дело. Это был смелый и патриотичный поступок. Мы не успокоимся и не отпустим ситуацию, пока не достигнем ясности по этому делу, учитывая еще тот факт, что Гундарс Калве на данный момент воюет в Украине, защищая украинское государство». Чеботаренока отметила, что клуб пока получил ответ о том, что это письмо принято на рассмотрение. «Нас очень интересует решение Генеральной прокуратуры».

На вопрос, расколет ли, по ее мнению, снос памятника в Пардаугаве общество, бывший депутат подчеркнула: «У меня абсолютно противоположные мысли, поскольку те, кто считают этот памятник святым местом, никогда не были заодно с независимым народом Латвии, никогда не ценили латышский язык, нацию, культуру».

«Эти люди уже по своей сути откололись от общества, идущие и славящие 9 мая к, как мы говорим, столбу, у которого никто не похоронен, вместо того, чтобы поехать на кладбище и помянуть там своих предков. Это было бы правильно. Это безумие построено на наши, включая мои личные деньги. В то время никто не спрашивал, просто поставили перед фактом и принудительно высчитали из зарплаты деньги на строительство памятника».

Она говорит: «Времена меняются, приходит новое поколение, которое, если захочет, сможет пойти на кладбище и отдать честь своим бабушкам и дедушкам. Я с удовольствием сходила бы с ними и показала бы, где в Риге нужно привести в порядок старые кладбища, поскольку они сейчас находятся в неприглядном виде. Существует целый слой общества, который мог бы это сделать, но почему-то не делает. Они лучше пойдут развлекаться, запускать салюты в центре Риги, а не на святые места на кладбище. Мне не понятно, как так можно поступать».