Russia

Евгений Гонтмахер, Туманная соцперспектива развития России: как властям договориться с народом

Нынешняя богатая на политические события российская жизнь как-то отодвинула в сторону социальную повестку.

3454282


ФОТО: НАТАЛЬЯ МУЩИНКИНА

Конечно, время от времени мне звонят журналисты и просят прокомментировать очередные данные Росстата о продолжающемся падении реальных доходов или о появившихся признаках того, что те семьи, у которых еще есть сбережения, начали их проедать. Но все равно скучно, друзья! Даже в долгожданном Послании Федеральному собранию Владимир Путин меня удивил скорее пассажем о декарбонизации экономики, чем очередными социальными раздачами. Да, родителям школьников не помешают 10 тыс. рублей к началу очередного учебного года, но где какие-то прорывные идеи? Например, в отношении борьбы с бедностью, которая расползается раковой опухолью в нашем обществе, или предложения по реформе медицины, которая героически борется с коронавирусом, но уже много лет пребывает в системном организационно-финансовом кризисе? Даже про индексацию пенсий работающим пенсионерам ничего не было сказано.

Но, может быть, порция столь необходимых социальных новаций дожидается своего часа в связи с подготовкой правительственной долгосрочной Стратегии на период до 2030 года? Промелькнула информация, что этот документ будет готов к середине мая и включит в себя кроме макроэкономической и инфраструктурной тематики раздел под интригующим названием «новый общественный договор». Там, насколько я понимаю, и будет сформирована социальная перспектива развития России.

Не буду предвосхищать того, что будет предложено в этом разделе. Это станет понятным только после публикации проекта Стратегии и начала, я надеюсь, общественного его обсуждения. Хотя в нашей нынешней жизни бывает всякое. Например, этот «новый общественный договор» быстренько вынесут на заседание правительства, утвердят, и нам он будет предъявлен уже как данность. Конечно, такая последовательность действий в корне противоречит принципам формирования «общественного договора», но зато не создает правительству потенциальных хлопот с выслушиванием и учетом постороннего мнения.

А такие проблемы очень вероятны. Они начинаются с выбора основной идеи, на которой должна базироваться долгосрочная социальная политика, — «общественного договора». Это очень амбициозный и в целом правильный подход, но понимают ли правительственные стратеги, о чем идет речь на самом деле?

Прежде всего надо обозначить, какой «общественный договор» работал до сих пор. Где он был сформулирован и почему его надо менять на «новый»? Что-то я нигде таких бумаг не видел. Можно только догадываться, что речь многие годы шла о том, что власть обеспечивает людям какой-то приемлемый для них уровень благосостояния в обмен на политическую лояльность. Об этом писали многие политологи и экономисты. И для этого были объективные основания: за 2000–2008 гг. реальные доходы населения (включающие и зарплаты, и пенсии) выросли более чем в 2 раза. Затем еще несколько лет рост продолжался, хотя уже не такими впечатляющими темпами. Понятно, что люди в своей массе были довольны и вполне доверяли власти, которой прощалось многое.

Однако ситуация стала меняться после 2014 года, когда остановилась экономика и стал снижаться уровень жизни большинства. С той поры реальные доходы упали в среднем уже не менее чем на 10% (а у многих семей и на 20, и на 30%), и, главное, конца этой тенденции не видно. Президент был вынужден передвинуть достижение амбициозных социальных и экономических национальных целей, закрепленных майским указом 2018 года, с 2024-го аж на 2030 год. И дело здесь не в коронавирусной пандемии, которая, будем надеяться, как пришла, так и уйдет, а в невозможности оживить застывшую на месте российскую экономику.

Но главная потеря последних нескольких лет, которая разрушила прежний «общественный договор», — это потеря доверия общества к действиям нынешней власти. А как может быть иначе, если люди не понимают, что с ними и их семьями произойдет дальше, как они будут жить через 3, 5, 10 лет. И тут социальными подачками типа разовых выплат детям не отделаешься. Это не имеет никакого отношения к институту «общественного договора», который предполагает обеспечение нескольких базовых вещей.

В первую очередь это не возможность людям заработать те 15–20 тыс., которые во многих российских регионах считаются хорошими деньгами, а массовый доступ к доходам, не менее чем в 2 раза большим. А это подачками из бюджета не обеспечишь. Нужно массовое открытие высокопроизводительных, а значит, и высокооплачиваемых рабочих мест — и не только в Москве, Санкт-Петербурге или наших нефтегазовых провинциях. А для этого необходим «общественный договор» с малым и средним бизнесом, который решительно освобождается от нынешнего токсичного инвестиционного климата, порожденного государством. В обмен, если бизнес поверит в искренность власти, — и начнется массовая низовая экономическая активность, которая даст многим людям и работу, и достойную зарплату.

Нужен свой «общественный договор» и с бюджетниками, то есть теми людьми, от которых зависит будущее России. Да, майские указы президента 2012 года позволили улучшить материальное положение большинства из них. Но это было во многих случаях сделано в обмен на увеличение нагрузки, в том числе бюрократической, сокращение численности занятых, пресловутой «оптимизации» сети организаций, работающих с человеческим потенциалом страны. А ведь многим отраслям бюджетной сферы нужны реальные реформы, а не просто денежные микровливания. Это очень четко видно на примере здравоохранения, которое, конечно, героически борется с коронавирусом, но допустило по итогам 2020 года одну из самых высоких в мире избыточных смертностей. Сутью «нового общественного договора» в бюджетной сфере должно стать наведение порядка с ее организацией и на этой базе повышение финансирования с нынешних 3,5% (медицина) и 4,5% (образование) ВВП до, соответственно, не менее 5–6 и 7–8% в перспективе 2024–2025 гг.

Нужен «новый общественный договор» и с пенсионерами. Должна быть восстановлена индексация выплат работающим пенсионерам, обеспечены дополнительные ежегодные доплаты за счет дивидендов государственных корпораций и всех предприятий, в которых правительство является акционером. Это будет серьезный шаг для того, чтобы восстановить доверие к власти не только пенсионеров, но и всех других общественных слоев, которые до сих пор не могут смириться с несправедливостью т.н. «пенсионной реформы» 2018 года.

Может ли быть частью «нового общественного договора» «социальное казначейство», которое всячески рекламируется как прорывная новация? Конечно, облегчение доступа людей к получению причитающихся им выплат и льгот с использованием принципа «одного окна» и цифровизации — важное дело. И здесь многое делается. Но это никак не может быть частью «нового общественного договора». Государство просто обязано делать это технически для того, чтобы быстро и эффективно реализовывать те системные позиции, которые были достигнуты в рамках общественных договоренностей.

Думаю, что нынешняя попытка подготовить «новый общественный договор» выльется в набор технических предложений, в которых кроме развития «социального казначейства» будет предложена «оптимизация» нынешнего громоздкого набора социальных льгот и выплат, что-то введено в рамках улучшения паллиативной помощи, системы постороннего долговременного ухода и т.п. Это всё важные и давно назревшие меры, но к «новому общественному договору» не имеющие никакого отношения. Государство просто в очередной раз вместо комплексных социальных реформ попытается решить отдельные проблемы так, чтобы не потратить на это принципиально больше ресурсов. Посмотрите на федеральный бюджет на 2021–2023 годы — и вы увидите запланированное и уже принятое в виде закона снижение (!) доли ВВП, которая пойдет на здравоохранение. Да и на другие социальные программы денег не прибавляется.

Зато, судя по всему, будет сделан мощный вброс в экономику государственных инвестиций за счет Фонда национального благосостояния, который был в свое время создан для балансировки пенсионной системы (в чем она, кстати, остро нуждается). Триллионы рублей будут отправлены на очередные мегастройки и утекут крупными и мелкими струйками своим подрядчикам и поставщикам. На результаты такого «инвестирования» можно посмотреть на примере космодрома «Восточный» и состояния российской дорожной сети.

Так добиться возврата доверия людей к власти не получится, и страна продолжит медленно, но неуклонно откатываться назад в своем развитии. Чтобы хотя бы попытаться переломить эту губительную тенденцию, нужно начинать диалог между властью и обществом, в котором предъявить самим себе то, что мы имеем в реальной действительности.

Оригинал

Football news:

Scotland coach Clarke: There were a lot of good moments during the group stage, but no points scored
England are the most boring group winners in history. Two goals were enough! And at the World Cup, the Italians once became the first even with one
Dalic - to the fans after reaching the Euro playoffs: You are our strength, and we will be your pride
Modric became the youngest and oldest goalscorer in Croatia at the Euro
Czech Republic coach Shilgava: We came out of the group and fought with England for the first place. We got what we wanted
Gareth Southgate: England wanted to win the group and continue to play at Wembley-and it succeeded
Luka Modric: When Croatia plays like this, we are dangerous for everyone