Russia

Генерал химического назначения

Три года назад в России уничтожили последнюю каплю самого страшного боевого отравляющего вещества — Vx. А семьдесят лет назад родился Валерий Капашин — человек, сделавший почти невозможное. Именно он обеспечил ликвидацию всех запасов химического оружия на территории России.

Об этих датах мировые СМИ не вспомнили. Их внимание приковано к тому, что официальный Дамаск якобы готовится применить в Сирии какое-то там химоружие. Хотя несколько лет назад все его запасы были инвентаризированы, а затем уничтожены на специальных кораблях США в Средиземном море. Ну и, конечно, отравление господина Навального неким «Новичком». Отрава, которую будто бы выпил с минералкой, относится к фосфор-органическим отравляющим веществам, которые были основой Vx. И как говорят военные химики, даже миллионная доза этого яда, растворенная в воде, не оставила бы ни малейшего шанса на выживание тому, кто ее просто на язык попробовал бы.

В это трудно поверить, но еще двадцать лет назад в арсеналах Российской армии хранилось столько запасов боевых отравляющих веществ, которых хватило бы на мучительную гибель всего живого на планете. Авиабомба калибром 500 килограммов, начиненная Vx, имела около миллиарда весовых смертельных доз. То есть, теоретически могла убить миллиард человек. Кстати, в арсеналах лежали бомбы калибром и 2000 кг. Они были страшнее ядерного оружия. В нашей стране различной боевой отравы хранилось 40000 тонн.

Ликвидировать хотя бы аварийные запасы боевых отравляющих веществ впервые попытались еще в СССР, при Горбачеве. Ничего не получилось. В девяностые годы ХХ века власти России тоже пытались приступить к промышленному уничтожению химоружия. Принимались госпрограммы, выделялись немалые деньги. Но опять ничего не получалось.

Лишь после того, как в 2001 году было образовано Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия, дело сдвинулось с мертвой точки. Управление законодательно определили основным исполнителем Федеральной целевой программы безопасного хранения и уничтожения химоружия. Возглавил его Валерий Капашин — профессиональный военный химик, тогда генерал-лейтенант.

И уже 26 апреля 2003 года на объекте 1202 в поселке Горный под Саратовом уничтожили первые 400 тонн отравляющих веществ, что составило, как и планировалось, 1% всех запасов химоружия, имевшегося в России — сорока тысяч тонн.

По международным договоренностям полная ликвидация запасов химоружия в РФ и США должна была завершиться в 2007 году. Но так как за океаном столкнулись почти с непреодолимыми проблемами, по инициативе Соединенных Штатов и с согласия России сроки полного уничтожения химоружия были в конечном итоге пролонгированы. Наша страна обязалась уничтожить оставшиеся запасы химических боеприпасов в 2020 году, США — не раньше 2023 года. Наши военные химики с задачей справились три года назад.

А что в США? Там, как ни странно, все очень плохо. Арсеналы с запасами боевых отравляющих веществ находятся в пустынных районах. На них никого не пускают, в том числе, международные инспекции. Корпуса снарядов, ракет и бомб текут. При этом за океаном так и не сумели внедрить безопасную технологию детоксикации боевых ОВ, которая использовалась в России.

11 октября 2017 года Организация по запрещению химического оружия выдала памятный сертификат «о завершении программы уничтожения химического оружия Российской Федерации». В нем подробно расписывалось, в какие сроки, в каком количестве и на каких объектах завершалась полная ликвидация запасов боевых отравляющих веществ. Подписал документ гендиректор Технического секретариата ОЗХО Ахмет Узюмджю. Последняя капля Vx была обезврежена в Кизнере 27 сентября 2017 года.

Сегодня все мировое сообщество настоящих специалистов в области боевой химии признает, что России удалось решить не решаемую, как казалось, задачу потому, что появилось Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия, которое возглавил, стоит напомнить, В.П. Капашин.

И об этом человеке стоит сказать особо.

Родился он 26 сентября 1950 года в селе Руновщина, что на Полтавщине. Офицером стал, можно сказать, случайно. Пришла разнарядка из военкомата — направить физически крепкого и грамотного юношу для поступления в Саратовское военно-химическое училище. Экзамены сдал на отлично. Погоны генерал-полковник Капашин носит уже 52 года. В жизни военного химика было все, в том числе работа в Чернобыле весной-летом 1986 года. Радиации он получил сверх всякой меры. Но крепкий организм ее переборол.

Программа «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации» была принята постановлением Правительства от 21 марта 1996 года № 305. Летом того же года Капашин получает назначение на должность начальника управления ликвидации химического оружия, с конца 19 96 года становится заместителем начальника войск Радиационной химической и биологической защиты по ликвидации химического оружия. А затем — начальником Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия. Аналогов которому, кстати сказать, ни в одной стране нет. Впервые в мировой практике именно оно на промышленном уровне приступило к уничтожению запасов химического оружия и довело этот процесс до своего логического завершения.

Это стало возможным в силу ряда причин, которые почему-то при реализации других госпрограмм приоритетными не считаются. Прежде всего, уничтожали химоружие настоящие профессионалы. Строители промышленных объектов, разработчики технологии безопасной детоксикации различных видов ОВ, инженерно-технический персонал предприятий, на которых шло уничтожение, личный состав войск РХБЗ, привлеченный к программе уничтожения химоружия. В сложнейшем деле не участвовал ни один «эффективный менеджер», были только эффективные профессионалы. А еще Капашин немедленно пресекал любые попытки сомнительных манипуляций хоть рублем из сотен миллиардов, которыми он управлял. Из-за этого у него появились достаточно влиятельные недоброжелатели. Увы, есть категория людей, которые не могут спокойно смотреть как огромные суммы денег работают на государственное дело, а не текут в чей-то карман.

Можно сказать, успех реализации программы УХО базировался на трех китах — профессионализме исполнителей, отсутствии воровства и коррупции и, конечно, на управленческо-командном таланте Капашина. Все очень просто. И даже удивительно, что про эту простоту даже не вспоминают при реализации других госпрограмм и национальных проектов.

Нельзя не отметить, что Капашин не только военачальник — в звании генерал-полковника, но и серьезный ученый — доктор технических наук, профессор, член-корреспондент трех академий, автор более 100 научных трудов, обладатель 8 патентов на изобретения.

Немаловажная деталь — промышленные объекты, на которых шло уничтожение самых страшных боевых отравляющих веществ, не ликвидированы, их переводят на совершенно мирную работу. И обеспечивает этот безопасный перевод генерал-полковник Капашин.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Football news:

Ronaldo re-tested positive for the coronavirus. He probably won't play against Barca (Correio da Manha)
Simeone's most crushing defeat at Atletico: lack of Parti, clever adaptation of the flick and grandiose Coman
Barca players are unhappy that some players have extended their contracts with reduced wages (Marca)
Capello on the debut of the Beginning: Fantastic goal. I spoke with Gasperini, he is happy
A Spanish journalist compared Fati to a black salesman running away from the police. Barcelona sues (despite the apology)
We play with major soccer bandits, and I get a yellow for it? Mueller - referee of the match with Atletico
Samuel eto'o: Guardiola is great. He didn't go out just for Messi