Russia

«Говорят, что я не могу волноваться — это чушь»

В эти выходные любителей смешанных единоборств ждет турнир UFC Fight Night. Эксклюзивно на РЕН ТВ 9 августа в 5.00 мск покажут четыре боя основного карда. В главном поединке вечера встретятся американец Деррик Льюис и россиянин Алексей Олейник.

43-летний Олейник уже третий раз принимает участие в главном бою турнира UFC. Новый соперник россиянина — Деррик Льюис по прозвищу Черный Зверь — бывший претендент на пояс чемпиона UFC в тяжелом весе. У него четвертый номер рейтинга в этой весовой категории. В копилке американца — 23 победы и восемь поражений. Ранее он оказывался сильнее российского бойца Александра Волкова.

В преддверии поединка «Известия» пообщались с Алексеем Олейником. Он рассказал о нюансах своей подготовки и плане на бой с Люьисом, который тяжелее россиянина на 20 кг.

— Вы говорили, что подготовка к майскому бою с Вердумом, в котором вы одержали победу, получилась очень сложной. А как сейчас?

Да, тогда было реально тяжело. Всё перестраивалось из-за коронавируса, из-за ограничений. Маски, определенное количество бойцов пускают на определенное время при выполнении определенных условий. Естественно, это сложно. Сейчас тоже непростая подготовка, я бы даже сказал, что она еще более нервная и раздерганная, но, по сути, она уже закончилась.

— С чем связана нервотрепка?

— С тем же самым, что и перед боем с Вердумом. Да и расставание с менеджером, в любом случае, не прошло радостно (недавно Олейник стал сотрудничать с Али Абдель-Азизом — менеджером Хабиба Нурмагомедова. По словам бойца, предыдущий менеджер требовал, чтобы он подрался с Льюисом через две недели после поединка с Вердумом. — «Известия»). Все равно остаются какие-то вопросы.

Есть и другие вещи, но не буду говорить о них, не хочу. После боя с Вердумом оставались «зазубринки» в организме, нужно было лечиться, восстанавливаться. Я это делал, но отголоски еще есть, какие-то моменты в подготовке я не мог из-за этого выполнять.

Олейник

Алексей Олейник во время боя с Фабрисио Вердумом во время турнира UFC, 9 мая 2020 года

Фото: REUTERS/Jasen Vinlove-USA TODAY Sports

Зал во Флориде, где вы занимаетесь, работает с ограничениями?

В том же режиме: в зал могут попасть только бойцы и только те, у кого в ближайшие месяц-два поединок. Кто теоретически может драться осенью-зимой, или выйти на замену, не тренируются. Есть дата — можешь заниматься. Никаких любительских групп, конечно, нет.

— Как у вас люди сейчас относятся к пандемии, соблюдают правила? В России, по крайней мере в Москве, мало кто ходит в масках.

— У нас ничего не менялось. Насколько я знаю, в России вообще какое-то время нельзя было выходить из дома. Нет повода — оштрафуем, накажем. У нас такого не было вообще, но есть определенные правила. Детские площадки, школы закрыты. Посещение любых общественных мест — в маске. Это обязательно. Без нее в магазин не пускают. Здесь такого не бывает, как в России, когда кто-нибудь прорывается, говорит: «Да я на 5 минут». Здесь правила выполняют все, потому что это правила. Не потому, что тебя из-за этого изобьют или еще что-то. Заходишь в кафе, ресторан в маске, садишься за стол — кушаешь. Поел — вышел в маске. Социальная дистанция тоже соблюдается, столики работают через один. По сути, это все ограничения. В магазине я должен быть в маске. Кинотеатры и другие места массового скопления людей закрыты. На заправке ходит человек, который старается протирать колонку антисептиком после каждой машины.

Омари Ахмедов во время турнира UFC, 14 декабря 2019 года

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Hans Gutknecht

С Омари Ахмедовым, который выступит на том же турнире (дагестанский боец сразится с американцем Крисом Вайдманом), вы тоже много работали?

— Мы все время были в одной группе, он работал со своими ребятами, я — со своими. То есть у меня пупсики по 115–130 кг, а у него — примерно 95 кг. Мы не спарринговали, хотя раньше бывало. Омари хорошо работал, мне понравилось, как он выглядел, когда был здесь. За две-три недели до боя он улетел в Вегас и готовится там, поэтому не знаю, как он сейчас, но здесь он был хорош. Я видел две-три его последних подготовки и, по моему субъективному мнению, он работал лучше всего именно в этом лагере.

— Насколько часто приходится спарринговать с бойцами не своего веса? Со средневесами или полусредневесами?

— Практически не бывает.

С чем это связано?

— Просто у нас нет такого. Да и не знаю, зачем профессионалу работать с человеком, который значительно меньше или больше него. Есть у нас Мораис, который весит 60 кг. Он, конечно, нереально крутой, входит в двойку-тройку, но зачем мне с ним работать? Есть ребята 70–77 кг, Дастин Порье — но тоже не вижу смысла.

Скорости другие.

— Там всё другое. Вряд ли я что-то от этого получу, может быть, только вред. Если бы я работал с ним несколько раз в неделю и мы бы друг другу помогали — другое дело. А просто так становиться с кем-то из легких не вижу смысла. Скорость другая, сила мышц, взрывные моменты. Они будут вокруг меня носиться, как бабочки, а мне придется использовать всю массу, прихватывать. Или я получу травму от их скорости, или они — от моего веса. Когда я тренировался в Москве, в зале было 10–12 человек. Конечно, мы все работали вместе. А здесь в каждом весе по 10–12 человек, и все — разные.

Деррик Льюис

Деррик Льюис во время турнира UFC, 8 февраля 2020 года

Фото: REUTERS/Thomas Shea-USA TODAY Sports

Вы рассказывали, что не могли долго уснуть перед боем с Мирко Филиповичем, думали о его ударной мощи. У Льюиса тоже приличная ударная мощь. Сможете уснуть перед боем? Он ведь панчер, очень здоровый парень.

Я же тоже анализирую, что происходит в моей жизни, и это мешает спать. Когда я не могу нормально спать, я плохо тренируюсь, я в плохой форме. Когда у меня плохая форма — я плохо готовлюсь. Значит, надо что-то с этим решать, чтобы не волноваться. Может, не стоит что-то слушать, а может, наоборот. В голове ведь ведется не разовая работа. Как, знаете, есть шутка, что в Москве для властей снег выпадает неожиданно. Я ведь не могу сидеть-сидеть, а потом подумать: «Ой, у меня же бой завтра!».

Поэтому стараюсь думать, что сделать, чтобы меньше волноваться и больше спать. В данный момент стараюсь не пускать Льюиса в голову, думать на отвлеченные темы и не зацикливаться на поединке. Знаю, что всё равно буду волноваться перед боем, но задача в том, чтобы с этим справиться. Говорят: «Ты суперопытный, у тебя много боев за плечами, ты вообще не можешь волноваться». Чушь это всё, я волнуюсь. Не из-за того что могу получить травму, это меня волнует гораздо меньше, чем сам поединок и его результат.

— Насколько было сложно сформировать план на бой с Льюисом?

— Сейчас он готов процентов на 75. План сложный, потому что с Льюисом трудно работать. Мы уже говорили: это не тупо сильный и прямолинейный боец, он делает разные нестандартные, взрывные вещи. Когда что-то нестандартное исходит от человека весом в 130 кг, который умеет взрываться, — это очень опасно.

Football news:

Wolverhampton made red and green uniforms to make the 12 Portuguese players at the club feel good. New level of care 🔴 🟢
Jose Mourinho: I have too many players at Tottenham. I don't like it
FIFA allowed players to change the national team if they played one official match other than the world Cup
Tiago is still in Liverpool: he came for a new challenge, and Klopp won't even have to sell anyone
Tiago on moving to Liverpool: I Want to win as many trophies as possible. I will give my heart to the field
Ex-agent of Levandovsky sued the player's company and demands about 9 million euros
Tiago arrived at the Liverpool base to complete the transfer