Russia
An article was changed on the original website

«Иметь свое мнение по поводу того, что происходит с моими друзьями, я могу» // Наталья Тимакова рассказала “Ъ” о причинах ухода из правительства


— О вашем уходе говорили давно. Почему ушли сейчас?

— В первый раз о том, чтобы сменить род деятельности и попробовать себя в чем-то, кроме госслужбы, я начала думать года три назад. Это было связано с тем, что к этому моменту была отлажена работа в правительстве, куда Дмитрий Анатольевич (Медведев.— “Ъ”) перешел в 2012 году. Был практически заново отстроен департамент пресс-службы, референтура. Потом к сфере моей ответственности добавился департамент культуры.

В какой-то момент мне показалось, что все, что я могла сделать на этой позиции, я сделала. Но одно дело — подумать о принятии решения, другое дело — начать действовать.

Прошлой осенью я сказала Дмитрию Медведеву, что после завершения нового политического цикла — избрания президента и утверждения нового состава правительства — хотела бы сменить род деятельности и попробовать себя вне пределов госслужбы. Так и произошло.

— Где-то с мая и начали говорить о вашем уходе.

— Я не считаю правильным делать какие-то тайны из своей карьеры, поэтому не очень это и скрывала. Время ухода зависело не только от меня, но и от того, как быстро премьер-министр решит, с кем бы он хотел работать дальше.

— Кастинг длился почти четыре месяца. Как он проходил?

— Премьер сформировал определенные критерии, а потом мы вместе — список кандидатов. Он с ними встретился и сделал выбор.

— Было много претендентов?

— Несколько человек. Он встречался не со всеми.

— Почему Олег Осипов?

— Вы были больше, чем просто пресс-секретарь. Выполняли и роль советника Дмитрия Медведева, преемника себе с ним вместе подбирали. Олег Осипов в этом смысле равноценная замена?

— У него есть все, чтобы стать равноценной заменой. Просто должно пройти немного времени. Все-таки я проработала с Дмитрием Медведевым 12 лет. Взаимопонимание и доверие не возникают на пустом месте.

— Сложно принимать решение уйти? Власть редко отпускает. Не в том смысле, что не отпускает людей от себя, а скорее люди за нее держатся.

— Сложно. В октябре будет 19 лет, как я пришла в Белый дом и стала работать заместителем начальника пресс-службы с новым премьером Владимиром Путиным. Он был тем человеком, который принял меня на госслужбу, где я последние 19 лет находилась. Это большая часть моей жизни, здесь я себя чувствовала достаточно уверенно. Но когда 19 лет по факту занимаешься одним и тем же, пусть на разных уровнях ответственности и вовлеченности в принятие решений, понимаешь, что хочешь попробовать что-то новое. Надо двигаться дальше. Не буду скрывать, принятие такого решения требует больших усилий.

— Насколько высок был уровень доверия между Дмитрием Медведевым и вами?

— Чтобы быть пресс-секретарем, который действительно помогает, уровень доверия должен быть высокий. Важно понимать, что, каким бы ты крутым пресс-секретарем или советником ни был, ты не заставишь руководителя сделать что-то, с чем он внутренне не согласен. Ни одного руководителя невозможно заставить что-либо сделать, если он сам не хочет. В разговорах с Дмитрием Медведевым слова «органично» и «неорганично» у нас всплывали постоянно.

— Вы на «ты» с премьером?

— Нет, конечно.

— Он спокойно принял ваше решение?

— Я ему очень благодарна, что он это решение поддержал. Мне кажется, он понимает, что мне надо себя попробовать в чем-то другом.

— Какой был самый большой стресс на пресс-секретарской работе? Война в Грузии, президентские выборы 2008 года или момент, когда принималось решение о том, что Дмитрий Медведев не пойдет на второй срок?

— Война в Грузии — это был очень острый и тяжелый момент.

— Где вы находились в этот момент?

— Могу рассказать. Я ночью не спала, мне звонили корреспонденты телеканалов и агентств, рассказывали, что происходит. Рано утром 8 августа 2008 года я собиралась улетать в Самару, где президент Дмитрий Медведев должен был проводить совещание. В пять утра я ехала в Домодедово, чтобы улететь. Подъехала к аэропорту, когда позвонил адъютант президента и сказал, что он возвращается из отпуска на Волге и лететь никуда не надо. Я вернулась в Кремль, и несколько суток было бессонной работы: совещания проходили в том числе и ночью. Это было очень сложное время.

— Почему ВЭБ? Там можно будет сделать что-то? С вашим пониманием процессов, аппаратным весом вроде бы прямой путь в политику. А тут ВЭБ.

— В политику какую? Я никогда не считала себя самостоятельным персонажем в политике. Пресс-секретарь — это функция при руководителе. Человек, который организует вокруг него медийное пространство.

— С недавних пор в России стало принято брать интервью у пресс-секретарей.

(Смеется.) Это я вообще хотела бы оставить в стороне. Это тема отдельного разговора, что такое работа пресс-секретаря в нынешних условиях. Так вот попробовать себя самостоятельно мне хочется. Для этого я и ухожу в другую структуру. А ВЭБ потому, что Игорь Шувалов — мой коллега, с которым я давно работаю. И когда я решила, что хочу поменять род деятельности, я ему сказала об этом. Это совпало с его назначением на позицию главы ВЭБа. У Игоря Шувалова есть амбициозная идея превратить банк в настоящий институт развития. Не просто в структуру, которая поддерживает те или иные госпроекты, а в компанию, которая инвестирует в развитие территорий. Одно из направлений, которое он хочет развивать, связано с урбанистикой, с городской культурой. Команда, которая это будет делать, формируется, и Игорь Шувалов предложил мне помимо GR (Government Relations — отношения с властью.— “Ъ”) и корпоративной благотворительности и эту зону ответственности.

— Во время вашей работы во власти бывало, что ваша позиция отличалась от официальной. Взять отношение к аресту Кирилла Серебрянникова.

— Ничто не мешает мне, как человеку, поддерживать Кирилла Серебрянникова, с которым у меня очень хорошие отношения и чье творчество я высоко ценю.

— «Дело Серебрянникова» ассоциируется с властью. Находиться во власти и считать, что это дело несправедливое,— это как уживается в одной голове?

— Начнем с того, что власть — она разная. Вот сейчас Кирилл в руках судебной власти, а вовсе не правительства, аппарата правительства. И я никак не могу повлиять на его судьбу с точки зрения законодательства или как-то еще. А иметь свое мнение по поводу того, что происходит с моими друзьями, с людьми, чье творчество мне нравится, я могу. И не считаю нужным отказываться от этого.

Football news:

Ronaldo posted a photo of the celebration after Torino's goal: I love this feeling😉 💪 🏼
Flick about Lewandowski and the Golden ball: Why not? He laid the foundations
Jurgen Klopp: my two main Champions League favourites are Bayern and Manchester City
Cheryshev made an assist in La Liga for the first time since September
Muller of the victory in the German Cup: a Bit of a sad moment. There were no fans in this final
Lampard on 3-0 with Watford: a dry Win at home, three goals scored-Chelsea played very well
Pulisic on 3-0 with Watford: Chelsea needed this win. We are confident that we can get into the top 4