logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Киноцентр "Соловей" закрыт и будет снесен

1 декабря в «Соловье» прошел последний сеанс — зрителям показали «Великого диктатора» Чарли Чаплина, которым более 30 лет назад дебютировал большой зал киноцентра. За несколько дней до этого владелец здания Вадим Меркин признался, что приобрел кинотеатр (случилось это еще в 2007 году) для его последующего сноса, так как «строение не представляет собой архитектурной ценности и абсолютно не подходит, особенно с точки зрения безопасности посетителей, для проведения кинопоказов и других культурно-массовых мероприятий».

Реклама

«А я, и как обычный человек, и как собственник, не хочу повторения трагедии «Зимней вишни», — цитирует его слова ТАСС.

Меркин также заявил, что новое здание (ожидается, что это будет гостиница), которое будет построено на месте киноцентра, сохранит кинотеатральные функции своего предшественника, включая формат «длинных» показов.

В последний день «жизни» «Соловья» у киноцентра было оживленно.

Люди, выступающие против закрытия и последующего уничтожения важного для московской кинотусовки здания, провели очередную акцию, выразив недовольство решением о сносе. Они водили хоровод вокруг кинотеатра, словно пытаясь физически защитить его от тех, кто скоро подтянется на Красную Пресню для выполнения своей работы.

В преддверии закрытия «Соловья», имеющего очень богатую историю (о ней мы уже писали ранее), заслуженный артист России Сергей Жигунов, в свое время бывший исполнительным директором киноцентра, признался «Газете.Ru», что ему «ужасно жалко» в связи с предстоящим уничтожением здания. Актер при этом не знал, что кинотеатр вот уже без малого десять лет носит имя «Соловей», — подобное название Жигунов счел безвкусным.

«Он так называется? Кошмар какой, какая пошлость, — посетовал Жигунов, после чего поделился воспоминаниями о периоде, когда работал на Красной Пресне. — Это был такой кинематографический центр, семь или восемь залов Музея кино, где бесконечно шли просмотры элитных фильмов, авторских, которые можно было посмотреть только там. Премьеры, которые мы начали когда-то тогда параллельно устраивать. Огромное количество людей ходило туда. На мой взгляд, это было хорошо все. Очень жалко».

Одна из наиболее неоднозначных страниц в истории киноцентра связана с базировавшимся в здании клубом-рестораном «Арлекино», который, как принято считать, — в силу собственной прибыльности и статусности — являлся камнем преткновения между некоторыми ОПГ. Сам Жигунов, который застал становление заведения именно как исполнительный директор киноцентра, впрочем, выразил мнение, что «Арлекино» нельзя назвать каким-то особенно криминальным местом — просто время (а речь про 90-е) было такое.

«Это не было ночным заведением, это был итальянский ресторан, совместное предприятие, советско-итальянское — или российско-итальянское (начинал «Арлекино» действительно исключительно как ресторан, однако позднее, уже после ухода Жигунова, стал пафосным ночным клубом и казино — «Газета.Ru»). Мы получали деньги от них, и эти деньги шли на содержание Союза кинематографистов Союзных республик и Российской Федерации в том числе. Там обедали сотрудники, выдавались талончики, всех кормили, — отметил актер.

— [В 1997-м] владельца убили, я хорошо его знал (совладелец клуба «Арлекино» Анатолий Гусев и его телохранитель были расстреляны прямо у входа в кинотеатр — «Газета.Ru»). Он был славный дядька. Но вы вспомните, какое это время. Там валили народ налево и направо. То есть это не имеет отношения к деятельности. Там были деньги, сразу был криминал. Как и везде тогда в стране.

А сказать, что там что-то такое происходило... Просто был ресторан, одно из первых таких совместных с иностранцами заведений в Москве. Вполне себе прогрессивно это было. И Союз кинематографистов точно получал от этого выгоду ярко выраженную, которую направляли на общественные нужды. Я видел документы».

По мнению артиста, здание, которое заменит киноцентр на Красной Пресне, станет «совершенно неравнозначной заменой» знаменитому кинотеатру.

«Киноцентр, насколько я знаю, строился как офис Союза кинематографистов СССР (он выделил деньги на постройку — «Газета.Ru»). <...> Это была офисная площадка, созданная специально для осуществления деятельности крупной общественной организации, — сказал Жигунов. — Теперь у Союза здания не будет. То, что там будет на месте киноцентра, — другое уже. Союз кинематографистов сидит в ужасающих условиях сейчас, а мог бы сидеть в киноцентре».

Примечательно, что киноцентр не перестал был местом сбора любителей ночных развлечений даже после закрытия «Арлекино». В нулевые в здании базировался клуб «Инфинити» Александра Толмацкого, музыкального продюсера и отца рэпера Децла. Сам Толмацкий-старший при этом, комментируя решение о сносе «Соловья», заявил, что полностью согласен в данном вопросе с его нынешним владельцем.

«Старое здание отвратительной планировки. Я считаю, что надо сносить и строить современное здание. Это здание не представляет никакой ценности, абсолютно неудобное, кинозалы пожароопасны. Там надо все сносить и строить новое здание.

Это мое мнение. А то, что вокруг него такая истерия, это кто-то, наверное, за это платит. И непонятно — с какой целью, — подчеркнул продюсер. — Мало ли что там находилось. Я же как понимаю, новый собственник собирается, чтобы там и был кинотеатр. Помимо всего прочего».

В киноцентре на Красной Пресне долгое время (с момента открытия и до 2005 года) базировался Музей кино — «выселение» госучреждения, руку к которому, по мнению ряда людей, приложил непосредственно председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков, привело к протестным акциям киноманов. Причем выступали против изгнания Музея из кинотеатра и признанные звезды индустрии — в частности, режиссеры братья Дарденн, Бернардо Бертолуччи и Квентин Тарантино. Правда, безуспешно.

Говоря о предстоящем уничтожении «Соловья», основатель и многолетний директор Музея кино Наум Клейман выразил мнение, что происходящее сейчас с киноцентром — «абсолютно закономерный процесс».

«Независимо от того, что будут страдать зрители, — говорят, там будет новый мультиплекс... Это здание чудовищное. За все время, сколько мы там находились, за 25 лет, это сплошные стрессы. Абсолютно бездарно построенное здание, некачественное. Новый хозяин прав — там действительно никаких путей эвакуации. Все построено против всех правил эксплуатации кинозалов.

Абсурдное здание и замечательное место, которое было испоганено сначала в проекте, потом — при строительстве, потом — по судьбе самовольного акционирования бывших хозяев киноцентра, — поделился заслуженный деятель искусств России.

— Там много лет длился судебный процесс, потом вся эта склока кончилась тем, что Михалков выиграл суд и продал то, что принадлежало Союзу кинематографистов, что строилось для Музея кино. Абсолютно закономерный конец цепи жульничеств».

Рассказал Клейман и о том периоде в истории Музея кино, а также киноцентра в целом, когда лично ему угрожали расправой.

«Поначалу это строилось для Бюро кинопропаганды. Никаких злачных заведений не было. А вот когда самозванные хозяева попытались нас сначала приватизировать, потом — выгнать, но им не удалось, мы от них отгородились вынужденно, — тогда там стали появляться эти злачные места. <...> Это было следствием той банды, которая пришла к власти в киноцентре и эксплуатировала его в течение этих 25 лет, пока Михалков не выиграл процесс, — вспомнил основатель Музея кино. — Нам звонили, отключали электричество, устраивали всякие провокации. Мне угрожали тем, что я буду десятой жертвой, потому что там девять трупов лежали вокруг здания внизу. «Ты хочешь быть юбилейным, десятым?» — говорили. Конечно, там все время были бандиты, сладить с ними были невозможно. У них были какие-то очень высокие покровители».

Вместе с тем Клейман признался, что у него нет удовлетворения в связи с окончанием истории киноцентра на Красной Пресне:

«Я не злорадный человек. Мне безумно жаль, что государство не вернуло это здание по-настоящему. Надо было выгнать всех, объявить незаконным продажу Михалковым этого здания. Он не имел права распоряжаться собственностью Союза без решения Союза, не имел права за такую низкую цену продавать огромное здание (согласно слухам, сумма сделки, по которой 32% акций киноцентра, принадлежавшие Союзу кинематографистов, были переданы новым владельцам в 2004 году, составила $6 млн, позднее они повысили арендную ставку, и Музей кино покинул Красную Пресню — «Газета.Ru»). Надо было это здание вернуть государству, которое, кстати, вложило в него достаточно много средств, — <...> были очень большие вливания государственных денег. И надо было вернуть и там, перестроив по-настоящему, сделать Музей кино, как это и предполагалось с самого начала, на что и было дано благословение правительства».

По словам историка кино, он не удивлен, что «все это кончается так». Обсуждая же новое здание, которое будут строить на месте «Соловья», киновед назвал его «чисто коммерческим проектом».

«Еще в тот момент когда нас выставили, я уже предчувствовал, что там добром дело, к сожалению, не кончится. Место замечательное, удобное всем москвичам, рядом с метро, в равной удаленности от всех окраин столицы. <...> Но ситуация была криминальной изначально. И не хочу разбираться, кто первый положил начало этой цепи. Мы впервые увидели [киноцентр] в 1986 году. Нам не показывали проект, не рассказывали, что там строят. А когда нас привели, мы поняли, что Музею оставили какой-то угол здания, которое сначала предназначалось именно для него. Тогда я понял, что это все — нужно добиваться другого здания. <...>

В общем, это закономерный процесс, к сожалению. А вот что там будут строить сейчас... Это уже чисто коммерческий проект. Не думаю, что это будет культурно-просветительский проект», — заключил Клейман.

Киноцентр на Красной Пресне был построен в 1989 году. На момент закрытия он являлся самым крупным многозальным кинотеатром России, СНГ и Восточной Европы в целом.

Themes
ICO