logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Кусок эфира, Сергей Алексашенко: В этой ситуации мне даже Кремль жалко

Передача «Персонально ваш»

Инесса Землер: У нас на повестке дня: суды, аресты, акции протеста – всё вот это. Как вы можете организовать, что сейчас происходит?

Сергей Алексашенко, экономист: Мне кажется, что ничего экстраординарного не происходит. С 2012 года политический режим, политическая группировка, которая держит в России власть, она постепенно закручивает гайки. Она потихоньку принимает более репрессивные законы, новые виды административных наказаний, применяет эти наказания, время от времени хватает людей, бьет.

И вот в какой-то момент у них, у той стороны, у силовиков… им сказали: «Слушайте, да мы сейчас наведем порядок. Чего там – избиркомы, подписи, регистрации – много… распоясались. Сейчас мы им покажем, где раки зимуют. Сейчас мы покажем, как страна должна жить». Ну вот, они решили показать.

Я бы сказал так: в стране произошел – я понимаю, что в авторитарном режиме этого не бывает – такой, негласный государственный переворот. То есть если до июля 2019 года можно было говорить, что есть бюрократы-технократы, есть силовики, есть Путин между ними, который как-то их уравновешивает, принимает решения осознанные, то, мне кажется, что, собственно, как начались эти акции протеста, связанные с выборами Мосгордуму, как-то технократы-бюрократы, они окончательно исчезли, их спустили, что называется, в одно место – в шредер. Путин катается на мотоцикле, Путин ездит на батискафе. Видимо, отдыхает где-то в Сочи или в каком-то еще более приятном месте.

И.Землер: В Крыму.

С.Алексашенко: Может, в Крыму. Может, в Горном Алтае. Мы же не знаем. «Вам, холопам, не положено знать, где он отдыхает в данный исторический момент». У него много есть резиденций, где ему есть отдохнуть.

И власть фактически в столице, в Москве взяли на себя силовики, причем такие, неназванные. Мы можем подозревать, кто это, мы можем говорить о разных слухах. Но мы точно совершенно понимаем, что кто-то из высокопоставленных силовиков сказал: «Я сейчас наведу порядок». Вот то, что видим мы – это и называется «новый порядок по Путину».

И.Землер: А зачем тогда вообще еще сохраняется видимость демократических процедур в виде тех же выборов? Они же как-то проводятся еще.

С.Алексашенко: Просто совсем отмена выборов, ее даже в Советском Союзе не было. В 37-м году Сталин ввел всеобщее равное избирательное право. И, я думаю, в этой ситуации совсем отказаться от выборов для Кремля было бы таким… знаете, как унтер-офицерская вдова сама себя высекла. То есть это окончательно продемонстрировать всему миру, что Кремль свалился в военно-политическую, военно-полицейскую хунту. Этого не хочется.

На самом деле фактически с 2004 года, как поменялись законы о назначении губернаторов, вот страна жила в таком режиме квазивыборов. Выборы вроде как они были, но их результат был заранее известен. Никаких неожиданностей не возникало. Только в прошлом году какие-то 4 губернатора пролетели.

А, в принципе, были выборы – они же никому не мешали? По галочке по разнарядке… Сказали, что эти депутаты пройдут, эти не пройдут – так и случалось. Ошибки были минимальные. Система работала. То есть эти квазивыборы, они существовали.

И выяснилось, что даже те законы, которые были написаны, по которым даже мышь не должна была проскользнуть, муха не должна была пролететь, выяснилось, что они каким-то образом, оказывается не то что только мышь – там целая толпа оппозиционеров взялась и прошла.

В этой ситуации мне даже Кремль жалко. Они не могут изменить закон. Казалось бы, чего проще – возьми и поменяй закон. И установи там не 3% подписей для выборов в Мосгордуму, а 33% подписей в Мосгордуму. И всё. Но ведь избирательная кампания уже началась, а в ходе ее законы менять невозможно. Вот чего им остается делать? Вроде как и то и то хочется.

И.Землер: Вообще, конечно, слышать от Алексашенко, что ему жалко Кремль – это дорого стоит.

Лев Гулько: Можно я сразу спрошу? Сергей Владимирович, вы думаете, там все равно власть монолитна сейчас. Вот этих спустили в шредер, как вы говорите, товарищей, и что, там остался монолит или все-таки там есть люди, которые будут бороться?

С.Алексашенко: Стоп! Лев, смотрите, там никто ни с кем не борется. Вот точно нужно понимать, что силовики при всей их власти, при всем их могуществе… я не очень верю, что у нас произошел август 91-го года, Путина где-то там заперли и вот ГКЧП-2…

Л.Гулько: Я не об этом. Я о том, что у них свои интересы внутри. Они тоже там теряют деньги…

С.Алексашенко: Я к этому сейчас подойду. Да, конечно. Соответственно, силовики взяли власть в свои руки, то это значит, Путин разрешил им это сделать. Не должно быть сомнений, что решение о том, кто будет разруливать эту ситуация – условно говоря, Кириенко с Вайно или Патрушев со товарищи…

Л.Гулько: С Золотовым.

С.Алексашенко: Патрушев, Золотов, Колокольцев, ну и дальше по списку. То это решение, конечно, принял Путин. И в этой ситуации во всей администрации, не только кремлевской, но и белодомовской, в общем, существует достаточно железный закон: Если ты очень смелый, то до принятия решений ты можешь спорить с Путиным, но лучше этого не делать, а уж если решение приятно – ну, какая там борьба, какие там споры? Ты должен принять и замолчать.

То есть вам сказали бюрократам-технократам отойти в сторону и не мешать – отойдите и не мешайте. У вас есть много других проблем, которых вам нужно решать. В конце концов, политическая жизнь в стране или вообще жизнь в стране, она не замыкается на протестах. Есть куча других вопросов. Есть выборы еще в 20 других регионах. То есть вам есть чем заняться, ребята, только вы отсюда отойдите, вот здесь не мешайтесь под ногами.

Читать текст эфира полностью >>>

All rights and copyright belongs to author:
Themes
ICO