Russia

Лев Пономарев, Новое величие – в новой справедливости!

Сейчас нет смысла еще что-то рассказывать про дело Нового Величия. Большинство и так все прекрасно знает. Вряд ли сегодня получится захватить какую-то новую аудиторию, расшевелить людей, которые не в курсе. Всем этим мы занимались с весны 2018 года, все вместе, каждый в меру своих возможностей. И нас – многие тысячи.

Завтра, 6 августа – самый главный день, оглашение приговора.

На приговор могут в первую очередь прийти именно те, кто следил за делом, кому хорошо знакомы имена Вячеслава Крюкова, Руслана Костыленкова, Петра Карамзина, Дмитрия Полетаева, Марии Дубовик, Анны Павликовой, Сергея Гаврилова, Максима Рощина.

Никто из этих ребят не должен оказаться в тюрьме. Мы не можем этого допустить – слишком много подлости в этой истории. От наших действий ее финал зависит напрямую.

Я был на оглашении приговоров в путинской России не один раз, и точно знаю, что нет ничего важнее, чем присутствие и поддержка людей. Это та сила, которая останавливает произвол и даже освобождает в зале суда. Которая помогает жертвам не сломаться и бороться дальше, если приговор жесток, вдохновляет уставших и отчаявшихся людей по всей стране, дает надежду что-то изменить.

6 августа 2020 года к 12:00 я буду возле здания Люблинского районного суда в Москве. Спасибо тем, кто будет там же. Свободу всем!

Football news:

Neuer on winning the German super Cup: scoring 3 goals is always impossible. Fortunately, Kimmich scored
Vasin's agent that the ex-coach of Khimki Gunko refused the player: I don't know anything about it. Maybe he was offered a taxi driver
Shomurodov will sign a 4-year contract with Genoa. Medical check - up-on Friday
Vinicius was offside, but the ball was last touched by a Valladolid defender. Ex-referee Andujar Oliver on Real Madrid's goal
Muller is the most decorated German in history. Won the 27th trophy and overtook Schweinsteiger
Pep Guardiola: city are still far from their best form. We have dropped 10 players
Zidane on Jovic's future: anything can happen. I can't say anything until the window closes