Russia

С какими новыми криминальными вызовами столкнулись в Европе

Организованная преступность - опасность не менее серьезная, чем пандемия. В Европе открыто говорят о мафиозной угрозе не только для отдельных граждан или компаний, но и для самого существования государств. Порой непонятно, в чьих руках находится то или иное предприятие - мафиози или честных бизнесменов. Неожиданная опасность, помноженная на реалии пандемии, считают эксперты, может даже поставить под вопрос существование Евросоюза.

Президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал "Российской газете" о новых криминальных вызовах, с которыми столкнулись европейцы.

От наркотиков к экономике

Юрий Николаевич, а не преувеличена ли опасность? Откуда взялись столь крайние оценки?

Юрий Жданов: Зная привычку толерантных европейцев сглаживать острые углы и как раз избегать крайностей, боюсь, что опасность они даже приуменьшают. А тревогу их эксперты бьют в опубликованной 12 апреля 2021 года "Оценке угрозы серьезной и организованной преступности Европейского союза".

Там вполне откровенно говорится, что скрытая от общественности из-за непрозрачности своей деятельности организованная преступность представляет собой серьезную угрозу для европейских граждан, бизнеса, государственных институтов и для экономики в целом. Организованные преступные группы присутствуют во всех государствах-членах ЕС. ОПГ используют свою крупную незаконную прибыль для проникновения в законную экономику и государственные учреждения, в том числе через коррупцию.

Ну, мафия так действует всегда и везде. А что конкретно переполошило Европу?

Юрий Жданов: В первую очередь - "грязные" деньги, вернее - их количество. Доходы от преступной деятельности на криминальных рынках ЕС в 2019 году составили 139 миллиардов евро, что соответствует 1 проценту валового внутреннего продукта Союза.

Наверное, в основном за счет наркоторговли?

Юрий Жданов: Не только. В торговлю наркотиками вовлечены "всего" около 40 процентов преступных сетей, действующих в ЕС. Около 60 процентов используют насилие как часть своего криминального бизнеса. Две трети преступников регулярно прибегают к коррупции. Более 80 процентов криминальных сетей используют легальные бизнес-структуры.

В торговлю наркотиками вовлечено менее половины преступных сетей. Более 80 процентов, регулярно прибегая к коррупции и насилию, используют легальные бизнес-структуры

Когда в Европе осознали опасность?

Юрий Жданов: Недавно. Сложность бизнес-модели ОПГ, в частности, была выявлена в 2020 году в ходе совместного расследования, проведенного французскими и голландскими властями при поддержке Европола и Евроюста, по ликвидации EncroChat - зашифрованной телефонной сети, широко используемой преступными сетями.

На сегодняшний день дело EncroChat привело к более чем 1800 арестам и более 1500 новым расследованиям. Кроме того, оно продемонстрировало, насколько ОПГ действуют транснационально и онлайн на всех криминальных рынках в сетевой среде, используя все более изощренные методы работы и новые технологии.

А в марте была еще одна совместная операция после взлома Sky ECC - зашифрованной сети, в которую перебрались многие бывшие пользователи EncroChat. Полицейская операция привела к предотвращению более 70 инцидентов с применением насилия, изъятию более 28 тонн наркотиков и аресту более 80 подозреваемых в причастности к ОПГ в Бельгии и Нидерландах. Было начато более 400 новых расследований в отношении ОПГ высокого риска.

Высокий риск - это что? Разве есть ОПГ невысокого риска?

Юрий Жданов: Так у них называют группировки, которые любят пострелять и повзрывать, особенно в общественных местах. И их число в ЕС растет.

Вообще же, наличие огнестрельного оружия является ключевым фактором роста насилия со стороны ОПГ, позволяя им запугивать своих противников и осуществлять контроль над своими членами и рынками. Сейчас начинается реализация нового Плана действий ЕС по борьбе с незаконным оборотом огнестрельного оружия на 2020-2025 годы.

Доход от коронавируса

Насколько понимаю, пандемия им не особенно помешала.

Юрий Жданов: Разве что подбросила новые идеи. ОПГ использовали пандемию для расширения преступной деятельности в интернете и для участия в мошенничестве, в том числе с контрафактной медицинской продукцией. Устойчивый высокий спрос на вакцины против COVID-19 делает привлекательным такое занятие для преступников, стремящихся участвовать в производстве и поставке поддельных вакцин. Правительства ЕС выявляли попытки мошенничества и поддельных предложений со стороны мошенников, пытающихся продать более 1,1 миллиарда доз вакцины на общую сумму более 15,4 миллиарда евро.

В ходе международной операции при поддержке Европола и Европейского бюро по борьбе с мошенничеством (OLAF) в период с марта по декабрь 2020 года правоохранительные органы 19 государств-членов и восьми третьих стран изъяли почти 33 миллиона поддельных медицинских устройств, включая маски для лица, комплекты тестов и диагностики, 8 тонн сырья и 70 000 литров гигиенических дезинфицирующих средств.

Стратегия поиска

Картина безрадостная. И что в ЕС собираются предпринять?

Юрий Жданов: 14 апреля опубликована специализированная Стратегия ЕС по борьбе с организованной преступностью.

Европейский cоюз предоставил правоохранительным органам широкий спектр инструментов для облегчения обмена информацией, которая оказалась критически важной для раскрытия преступной деятельности и сетей. Например, Шенгенская информационная система (SIS) позволяет оперативным сотрудникам быстро обнаруживать и определять местонахождение лиц и объектов, причастных к организованной преступности, и принимать соответствующие меры. Информация в этой общей базе данных может помочь сотрудникам правоохранительных органов арестовать человека, конфисковать объект или установить передвижения лиц, участвующих в расследовании. Только в 2020 году поиск в Шенгенской информационной системе проводился почти 4 миллиарда раз, в результате чего было найдено более 200 000 запросов.

Реформа также предоставляет Европолу доступ к оповещениям SIS и обмену дополнительной информацией, а также делает более эффективное использование биометрических данных, вводя возможность использования изображений лиц для целей идентификации и включения профилей ДНК для облегчения идентификации пропавших без вести. Внедрение этих нововведений продвигается полным ходом, так что новая система будет полностью готова к работе к концу этого года.

То есть сыщики и оперативники, судьи и прокуроры смогут лучше и быстрее общаться. А разве до сих пор в единой Европе было не так?

Юрий Жданов: Следователи, работающие изолированно в одном государстве-члене ЕС, часто не могут установить причастность ОПГ к конкретному преступлению. Многие двусторонние связи между национальными базами данных государств-членов не были установлены из-за технической сложности и связанных с этим финансовых проблем. Кроме того, властям могут потребоваться недели или даже месяцы, чтобы поделиться личными данными о преступлении.

И что предлагает Стратегия?

Юрий Жданов: Идей много. В частности, совершенствовать работу Европейской мультидисциплинарной платформы противодействия угрозе преступности (EMPACT). В принципе, она работает уже с 2010 года. EMPACT позволяет государствам-членам выявлять приоритетные угрозы преступности в ЕС, в которых необходимы коллективные действия.

Хотя EMPACT уже дает значительные операционные результаты, например, в плане изъятия наркотиков или арестов преступников, в настоящее время он не используется в полной мере. Его сложность, недостаток осведомленности среди непосредственных сотрудников и недостаточное финансирование не всегда обеспечивают заинтересованность и активное участие государств-членов и внешних партнеров, препятствуют разработке более сложных операций.

Поставлена задача укрепить позиции EMPACT в качестве ключевого инструмента ЕС в борьбе с организованной и серьезной международной преступностью. Должно значительно увеличиться финансирование EMPACT, чтобы позволить ему разрабатывать более сложные операции.

Полиция идет в разведку

Для того, чтобы обмениваться данными, надо эти данные где-то добыть...

Юрий Жданов: И об этом тоже говорится в Стратегии - о дальнейшем развитии в Европоле разведки серьезной и организованной преступности.

Только в Европоле?

Юрий Жданов: Предусмотрено расширение обмена информацией и следственных действий с третьими странами и регионами, являющимися основными центрами организованной преступности высокого риска, затрагивающей государства-члены ЕС, в том числе через прикомандированных двусторонних офицеров связи государств-членов.

Например, Интерпол - еще один ключевой участник международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью.

В 18 базах данных Интерпола содержится более 100 миллионов записей правоохранительных органов, в том числе о разыскиваемых преступниках, подозреваемых в терроризме, отпечатках пальцев, украденных автомобилях, украденных и утерянных проездных документах, оружии.

Эти базы данных выявляют связи и тем самым способствуют расследованию транснациональной организованной преступности.

И все же, как планируется наносить главный удар по мафии?

Юрий Жданов: Основное внимание в расследованиях правоохранительных органов нацеливается на участников и сети, которые составляют основу криминальных экосистем. Поэтому для борьбы непосредственно с мафией некоторые государства-члены создали структуры на национальном уровне или специализированные подразделения в правоохранительных и судебных органах.

Точки риска

Наверное, большое подспорье для мафии в Европе - мигранты. И как источник доходов, живой товар, и как новые рекруты.

Юрий Жданов: Да, и в этом году будет принят новый План действий по борьбе с незаконным ввозом мигрантов. Будет предложена еще и специальная Стратегия ЕС по борьбе с торговлей людьми на 2021-2025 годы для устранения специфики этого преступления.

Киберпреступность - тоже одна из самых больных проблем?

Юрий Жданов: Это - тоже направление Стратегии. Европейский центр киберпреступности при Европоле (EC3), который был основан в 2013 году, сыграл ключевую роль в отслеживании использования пандемии COVID-19 организованной преступностью, в создании информационных материалов и отчетов для информации государств-членов и общественности, поддержки расследований онлайн-мошенничества, совершаемого ОПГ. Кроме того, он публикует свои регулярные отчеты об оценке угрозы организованной преступности в Интернете (IOCTA), которые являются важным источником информации для определения приоритетов в операциях и политике.

Вскоре будет предложен закон, улучшающий защиту детей от сексуального насилия. Так, будет прописано требование к поставщикам онлайн-услуг обнаруживать материалы о сексуальном насилии над детьми и сообщать об этом государственным органам.

Законодательство обеспечит согласованность с другими законодательными инициативами, в частности, с предложением о Законе о цифровых услугах.

Как в ЕС противостоят мошенничеству?

Юрий Жданов: Там понимают, что в условиях кризиса мошенничество, включая мошенничество с таможней, акцизами и НДС - серьезная угроза безопасности ЕС. Например, контрафактная продукция составляет 6,8 процента импорта ЕС и является значительным источником дохода для ОПГ. Медицинские и санитарные товары составляют значительную и растущую долю контрафакции, явления, которое тревожно усилилось с пандемией COVID-19. Организованная преступность занимается производством и поставкой поддельных средств защиты, тест-наборов и фармацевтических препаратов.

ОПГ все чаще участвуют в таких преступлениях, как подделка пестицидов и мошенническое использование органического логотипа ЕС.

Юрий Жданов: Несмотря на развитие законодательной базы, европейскими следователями выявляется лишь незначительная доля "отмытых" денег. Фото: Александр Корольков

Ключевой вопрос

Где деньги

И все-таки, самое больное место у мафии - деньги. Их надо не только добыть, но и легализовать. Эти деньги где-то крутятся. Европол пытается нащупать и ухватить это больное место?

Юрий Жданов: Действительно, организованная преступность в ЕС в основном зависит от способности отмывать огромные суммы преступных доходов. В то время как три четверти преступных организаций по-прежнему используют основные методы для сокрытия своих незаконных доходов, такие как инвестирование в недвижимость или другие дорогостоящие товары, другие полагаются на все более изощренные методы с помощью "белых воротничков", занимающихся отмыванием денег. Финансовый след, который преступники оставляют после себя, является ключевым показателем их деятельности, обеспечивая следователям полезные зацепки и бесценные доказательства для обвинения преступников.

Насколько успешно идут по этому финансовому следу?

Юрий Жданов: Несмотря на развитие законодательной базы по борьбе с отмыванием денег и возвращением активов, выявляется лишь незначительная доля операций по отмыванию денег и конфискуется только 1 процент криминальных активов. Это усугубляется более широким использованием финансовых каналов с более ограниченным надзором, чем банковский сектор, таких как виртуальные валюты.

Финансовые расследования не используются в полной мере, отчасти из-за недостаточного потенциала правоохранительных органов для проведения этих сложных и обременительных расследований. Кроме того, возможности лишить преступников их активов, полученных незаконным путем, еще больше препятствует узкая сфера применения правовых рамок конфискации.

У правоохранителей не хватает полномочий для борьбы с мафией?

Юрий Жданов: Получается, что так. Более того, подразделения по возврату активов в настоящее время сталкиваются с проблемами при отслеживании активов, поскольку они не имеют, например, полномочия на временное замораживание с целью предотвращения распыления активов или прямого и немедленного доступа к определенным публичным реестрам, таким как центральные земельные реестры или реестры центральных компаний. Возвращенные активы также не всегда управляются эффективно и недостаточно используются для выплаты компенсации жертвам или на благо общества.

Впрочем, создав Европейский центр по финансовым и экономическим преступлениям, Европол расширил свои возможности по поддержке государств-членов в проведении финансовых расследований. Теперь ставится задача активизировать усилия по замораживанию и конфискации через дальнейшее усиление правовой базы на уровне ЕС и усиление операционных возможностей офисов по возвращению активов.

Поэтому готовятся законодательные предложения, направленные на усиление и развитие Рамочной основы ЕС по борьбе с отмыванием денег, предлагая во втором квартале 2021 года создать единый свод правил прямого действия.

Что предлагается конкретно?

Юрий Жданов: Предлагается усилить надзор на уровне ЕС и создать механизм ЕС для координации и поддержки подразделений финансовой разведки. В равной степени необходимо и дальше развивать культуру ранних финансовых расследований во всех государствах-членах и наращивать потенциал следователей по борьбе с финансовыми аспектами организованной преступности.

Football news:

Barcelona will sell 19-year-old winger de la Fuente to Marseille for 3.5 million euros
Wales defender Gunter: I don't know when the Euro will end for us, otherwise I would be rich
Chiesa Ob 1-0 with Wales: We proved that every Italian player can perform successfully
Denmark has an unusual coach-philosopher: he turned children's football around, looked for the principles of the national team with the former prime Minister
Football has become uninteresting. 60% of the time, players roll the ball in their own half. Honorary President of the Russian Federation Vyacheslav Koloskov shared his opinion about the entertainment of Euro 2020
Coach of Finland before Belgium: We can even take the first place in the group. Just fantastic
Atalanta can offer 20 million euros to Bologna for the defender of the Japanese national team Tomiyasu