Russia

Сергей Кудрявцев: «Для меня нет астраханцев «наших» и «не наших»

Пандемия коронавируса разделила жизнь всего мира на «до» и «после». В один миг мы остались наедине сами с собой, запертыми в своих квартирах. Выйти на улицу можно было только по очень веской причине: в магазин или к врачу.

Были в Астрахани случаи, когда жителям отдельных домов на определенное время и вовсе было запрещено покидать свое жилье. Памятный пример - общежитие в Автогородке, где был выявлен очаг коронавируса. Оставшись отрезанными, не по своей вине, от внешнего мира, жители дома забили тревогу. Они сидели без продуктов, ибо выйти даже в магазин было категорически запрещено - за этим следили дежурившие возле дома полиция. И тогда одним из первых, кто пришел на помощь, был депутат гордумы Сергей Кудрявцев. Когда наша редакция увидела фотографии, как некий человек  из бортовой ГАЗели выгружает пакеты с продуктами питания, нам стало интересно, кто этот неравнодуший астраханец, который не оставил людей в беде.

Мы пригласили Сергея Кудрявцева в нашу редакцию, чтобы узнать, как и почему принимались решения о помощи врачам больниц и астраханцам, пострадавшим от коронавируса.

- Когда выявили очаг коронавируса в общежитии в Автогородке, вы были одним из первых, кто приехал и помог людям. Почему вы решили туда поехать, и как люди реагировали на то, что им приносят продукты? Ведь известно, что контингент там живет, скажем так, несколько асоциальный?

- Ну, честно скажу, для меня без разницы, какие люди там живут, я не пытаюсь давать оценку их статусу социальному. Есть люди, которые злоупотребляют алкогольными напитками, но от этого у них не становится меньше прав. Я живу рядом, в Автогородке. Когда узнал об этой ситуации, несколько раз проехал мимо, увидел, что все оцеплено. Я прекрасно понимал и сейчас понимаю, что даже люди, которые были трудоустроены, у которых была хоть какая-то заработная плата, и им сейчас стало очень тяжело. А те люди, которые, назовем их, по статусу – неблагополучные – им ещё тяжелее. Поэтому мною было принято решение помочь им.

Я не ставил задачи какого-то пиара или еще чего-то в этом духе. Просто человеческий подход, сочувствие, потому что тяжело всем. Я - астраханец, здесь родился и вырос, и считаю, что мы, земляки, должны друг другу помогать. Если у кого-то есть возможность помочь, то почему бы нет? Только из этих соображений я действовал.

Я посоветовался дома с семьёй, и мы выделили определенную сумму, закупили продукты питания. Люди остались очень довольны, потому что говорили - кто-то там привозил чуть раньше продукты, но были какие-то нарекания по качеству еды. В моем случае такого не было. И потом, в любом случае, это все равно определенное подспорье работе власти, той же Советской администрации, на чьи плечи все это легло. Я же понимаю, что в бюджете нет денег для того, чтобы оказывать адресную помощь - или финансовую, или продуктами, еще как-то… В таком случае должна быть отдельная строка в бюджете, которая, даже если ее сделают, должна пройти определенную процедуру – обсуждение, думский комитет, пленарное заседание Гордумы, то есть, это очень долгий процесс, а людям нужно жить и питаться сейчас.

- Говорили, Вы две «Газели» привезли?

- Нет, я загрузил одну полную «Газель», там были продуктовые наборы, но такие, чтобы человек мог на них, ни в чем себе не отказывая, прожить минимум три недели. Причем неважно кто – мы посчитали общее количество проживающих, начиная даже с самого маленького ребенка, и каждому вручали пакет. Если, допустим, в семье три человека – муж, жена и ребенок – они получили три продуктовых набора. В него входили входили чай, сахар, окорочка, колбаса, хлеб. Подбирал по степени рациональности и  пользы. Ведь из упаковки окорочков вполне можно сварить суп и приготовить вторые блюда. То есть, в любом случае, неделю прожить можно. Содержательный такой был набор. Приобретали все качественное, в гипермаркете.

- Люди довольны остались?

- Да, конечно, хотя я ведь специально не спрашивал их мнения. Согласитесь, не очень красиво потом приходить к людям и спрашивать: «Ну, вы довольны?». Отдали и отдали.

- А в процессе передачи пакетов был какой-то диалог?

- Во-первых, сам процесс строго контролировался, потому что все-таки карантинные меры, близко полиция запрещала подходить. Были определены старшие по дому, которые приходили и забирали эти пакеты, а уже потом разносили их по квартирам. Нам туда полиция не разрешала подходить, там были сотрудники Советской администрации, которые следили за порядком. А мы передали продовольственную помощь и все, удалились. Зачем над душой у людей стоять? И потом, ведь некоторым людям, может и не особо приятно что-то брать, есть человеческая гордость, достоинство. Не надо стеснять людей. Поэтому мы свою задачу выполнили и дистанцировались.

- При том, что Автогородок ведь не входит в ваш округ?

- Нет, это далеко не мой округ. Мой округ – это Студенческая, Курская, Зеленгинская, Софьи Перовской, Барсовой, Куликова, но не только район «Спутник», а еще и часть 2-й и 3-й Зеленгинских. Но при чем здесь территория? Я же говорю, в данном случае не было никакой цели пиара или получения дополнительных голосов на выборах. Нет, просто это человеческий подход, я стараюсь так жить, ведь земляки должны друг другу помогать. И у меня, к счастью, есть возможность помочь.

- Известно, что Вы также организовывали питание для врачей инфекционной больницы?

- По поводу инфекционной больницы. Я сделал один разовый завоз, так же, как и в общежитие. Они меня попросили, и я привез: печенья, галеты, мягкие бисквиты… Была также просьба доставить соки и воду. Купили, привезли. И еще, на тот момент была потребность в планшетах для работы. Я сам съездил в магазин и купил три планшета. Правда потом они обменяли их в магазине и взяли ноутбук, для того, чтобы дистанционно можно было общаться. Как мне объяснили, на ноутбук устанавливается программа федеральная, по медицинской линии, чтобы можно было анкетировать и консультировать пациента удаленно. Ну, специалистам виднее.

Впрочем, помогал не только инфекционистам. Я почти полтора месяца обеспечивал готовым питанием Кировскую больницу, приемное отделение, 70 человек. Объясню, почему был выбор сделан в сторону Кировской больницы. Во-первых, Кировская больница всегда держит основной удар, эта больница дежурная всегда, и люди работают в две-три смены. Речь не шла о том, что им не хватало питания, но ввиду того, что большое количество врачей находились на своем рабочем месте и работали практически круглосуточно, повара не успевали готовить. Режим пандемии внес свои коррективы. Понятно, что основные резервы больницы были направлены на лечение, о питании специалистов думали уже потом. А хотелось бы, чтобы у людей, которые делают такую сложную работу, было хорошее настроение и вкусная качественная еда. Я не говорю, что в Кировской больнице некачественно готовят, но какие-то блюда, которые привозили мы – ресторанные. И люди питались на достойном уровне.

- То есть, вы не покупали полуфабрикаты в гастрономах?

- Нет, конечно! Мы готовили сами в ресторане «Кинза», это ресторан моей супруги, она сама готовила. Как раз мы оставили на работе поваров для того, чтобы и они могли хоть какие-то деньги получать, то есть и свой бизнес поддерживали. Каждый день с утра ездили закупаться, чтобы продукты были свежие, и отвозили готовые блюда в Кировскую больницу.

Ну, представляете, врач приходит, целую смену отработал, а тут ему грузинские блюда: люля, хачапури, и он хотя бы, питается нормально, силы восстанавливает. Ведь ни для кого ни секрет, что врачи не являются богатыми людьми, не могут позволить ходить каждый день в ресторан. А если ты хорошо покушал – и работаешь, соответственно, хорошо. Они же все-таки лечат нас, они заслуживают особого внимания нашего. Хотя и здесь тоже не мой округ. Опять же не ставилось никаких задач, это потом Байрам Гусейнович (главный врач Кировской больницы – прим. ред), меня пригласил, говорит, я вот хочу тебе благодарственное письмо вручить... Мне даже было неудобно.

Ирина Заикина, тоже наш городской депутат, тоже кормила отделение реанимации, примерно 20 человек. Она посмотрела, узнала, что я помогаю, и говорит: «Я тоже могу». Они готовили в своей организации, тоже отвозили туда питание.

- При этом вы оказывали помощь еще и обычным астраханцам, которые живут на вашем округе…

- Я расклеил перед каждым подъездом, когда только началась самоизоляция, свои плакаты, что я готов оказать помощь, безвозмездную, прекрасно понимая, что в моем округе очень много пожилых людей. И люди звонили, некоторые не верили, говорили, что это какая-то афера, с нас потом, наверное, потребуют денег. Я объяснял - какие деньги, о чем вы говорите? Сегодня время испытывает на прочность всех. Чем смогу – помогу. И обращались, я много адресов объехал, в основном, просьбы были по лекарствам, тонометрам.

Многие управляющие компании ТСЖ воспользовались этим и у себя внутри телеграм-каналов раскидали эту информацию. Но потом начался такой шквал звонков по ТСЖ…

Вот, для примера. На Курской, 74 есть некоторые недопонимания между ТСЖ и жильцами, раньше одна группа была, сейчас другая группа… И вот мне одна половина дома говорит: слушайте, у нас ТСЖ закрыло наши шланги в подвале, и нам их не отдает, а у нас начинается полив. Я встречаюсь со старшей по дому, говорю, отдайте людям шланги. «Нет, не отдадим, пока они не отдадут нам техпаспорт на дом». То есть они не все документы, не в полном объеме передали, когда «управляшка» менялась.

Я говорю, ладно, хорошо. Поехал, купил им эти шланги новые, привез машину песка, машину чернозема, чтоб они могли работать. Тут мне звонят из нового ТСЖ: «Зачем вы это сделали? Вы меня подставили, у меня были рычаги давления на них, я им не давала шланги, теперь вы им купили шланги, землю привезли, я им не нужна». Короче, теперь она на меня еще и обиженная. Я говорю: «Слушайте, не нужно меня использовать в этой вашей «войне». Меня люди просят, каждый может ко мне обратиться, я не буду ни на чью сторону вставать. Вы для меня такие же избиратели, как и они. Не перетягивайте и не рвите меня в разные стороны».

Бывает нередко, что пытаются меня в эти споры включать. Я дистанцируюсь от этого всего.

- Увеличилось число звонков, после того, как в группу выложили обращение?

- Увеличилось, конечно. Когда в группу выложили, нужно понимать, мне начали звонить абсолютно все руководители ТСЖ города. И с Савушкина, и с Николая Островского, даже с «тридцатки»… Я людям объясняю: «Ребят, вы поймите меня правильно, я готов вам помочь, но, к сожалению, я не олигарх, и того количества денег, чтоб купить вам всем шланги на весь город, у меня нет. Я это делаю в рамках своего округа. У вас есть свои депутаты, звоните им».

Многим людям я открыл глаза, что на сайте городской думы есть карта депутатов. «Действительно? А мы не знали». То есть карта там уже пять лет присутствует, а люди не знают к кому обращаться. И я вот еще работал консультантом, к какому депутату им нужно обращаться, как правильно это сделать. Но не у всех депутатов указаны прямые сотовые телефоны, точнее - мало у кого. У остальных ‒ приемная, секретарь, помощник, еще кто-то берет трубки. Никто напрямую общаться не хочет. Люди говорят, мы не можем дозвониться. Ну, конечно, ведь вам помощники отвечают.

- А если дать им личный телефон того депутата?

- Я не имею права это делать. Вне симпатий или антипатий к тому или иному депутату. Есть сайт городской думы, пожалуйста, обращайтесь.

- Сколько примерно звонков было?

- Было в районе сотни звонков точно. И сейчас еще  продолжаются.

- Какой был самый необычный звонок с просьбой?

- Звонок, который мне запомнился, был от женщины. Ей было крайне неудобно меня просить, ее муж – бывший сотрудник полиции, очень они небогато живут, мягко говоря, у нее одновременно сломались и тонометр, и глюкометр. А она диабетик, и говорит, не могли бы вы купить мне хотя бы что-то одно из этого. Я говорю, могу, конечно. Я купил ей оба прибора. И честно скажу, как человек верующий, я не знаю, как это объяснить, но для меня очень приятно, когда я могу помочь. Эти эмоции, они же неподдельные, эти эмоции, и людям, на самом деле, настолько мало нужно, чтобы быть счастливыми. Я фотографию с ней сделал и попросил разрешения можно для себя сделаю фото, выставлять никуда не буду. А она: «Да нет, сынок, ты можешь и выставить». Запомнилась она мне, не знаю почему, она еще после инсульта, ходить не может, все время сидит, вот еле-еле встала, чтоб сфотографироваться.

Честно говоря, многие же люди, они же живут рядом, во дворах встречаются, но они же не заходят в квартиры, не видят, как живут соседи. А когда туда заходишь, честно говоря, переворачивается все внутри, хочется чем-то помочь. И зачастую, я будто свою личную вину в этом чувствую, что вот мы вроде бы люди, у которых есть административные рычаги, но мы ничего не делаем…

Мы же все можем что-то делать сообща, но слишком заняты своим бытом. А ведь людям очень мало нужно, они будут помнить тебя, вспоминать хорошим словом. Для меня, например, очень важны  авторитет и репутация.  Я хочу, чтобы когда меня не станет, моим детям про меня говорили: «Классный отец у тебя был». Там помог, здесь помог, это сделал, то сделал... Хочется  хорошую память после себя оставить. Это мой город, я хочу, чтобы астраханцы жили достойно. Понятно, что кто-то   больше работает, кто-то меньше, кто-то пьет, кто-то спортом занимается. Но хотя бы, чтобы пропасть не была такой глубокой. Очень жаль, что мы утратили советские дружбу, хочется, чтоб она вернулась.

Как писал Генри Киссинджер: «Самая большая ошибка Соединенных штатов, и мы ее признаем, в том, что мы уничтожили советского человека». Такого, как советский человек, не было: взаимовыручка, помощь, это можно было целый институт советского человека создавать! И все, таких людей уже не вернешь. А ведь этот образ не одно десятилетие складывался. Война, послевоенное время – это объединяло людей, именно товарищество организовывалось, все были друг за друга. Не просто господин, гражданин, а товарищ. Это можно сравнить с тем, как кавказцы называют друг друга братьями. То же самое же раньше было!

Для меня совершенно неприемлемо разделение астраханцев на «наши» и «не наши»! Русские, кавказцы, татары, казахи…Мы живем в одной стране, мы все «наши», почему мы сами внутри делим – это наши, а это – не наши? этого. Когда я учился в школе, то только в шестом классе узнал, что со мной учится один чеченец, один армянин, я даже не знал, что у них другая нация – советские и советские. Я хочу, чтоб все это вернулось, чем могу - помогаю. А если не могу помочь, то объясняю, что не все может сделать депутат, он не способен подменять собой прочие органы власти. Например, я не должен вам ставить лавочки, это не моя задача. Моя задача - представлять ваши интересы.

- Как некий посредник?

- Да, некий посредник. Вы же меня выбрали, я представляю вас. Вы мои избиратели, я делаю все, для того, чтобы вам комфортно жилось. То, что я делаю сверху – это моя личная инициатива, хотя этим должен заниматься глава района. Но глава не может прыгать выше головы, бюджет сейчас дефицитный, нет денег. И мы стараемся помогать потому, что коль мы уж выбрались, коль уж, как говорится, залезли  в это, нужно тянуть до конца.

Продолжение следует. 

Football news:

Lampard on Chelsea's challenge for the new season: we Don't want to limit ourselves to fighting for the top 4
Lewandowski scored his 66th goal in the Champions League and moved to 4th place, ahead of Benzema. To Raul's 5 goals
Barcelona and Bayern have won the Champions League 10 times. 6 other participants of the 1/4 final of 0 cups
Gennaro Gattuso: Napoli fell asleep for half an hour and gave Barca victory. We dominated and hit more often
Lewandowski finished off Chelsea: 2 goals and 2 assists. His statistics this season are more than space
Barca flick: Not focusing on Messi. We want to show our strengths
Lewandowski scored 7 (3+4) points in two games with Chelsea and participated in all of Bayern's goals