logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Ванька-Каин, отец русской коррупции. Как вор был хозяином Москвы

Есть в российской истории персонажи, которые находятся где-то на грани между реальностью и мифом. Среди них особое место занимает и московский разбойник Ванька-Каин.

Еще несколько десятилетий тому назад бабушки, рассказывая внукам старинные предания, нет-нет да и поминали «злодея Ваньку-Каина». Казалось, что этот представитель темных сил не более реален, чем Леший или Кощей Бессмертный.

Но Ванька-Каин по своей достоверности куда ближе к Степану Разину и Емельяну Пугачеву. Разве что подвести его под образ «народного героя» куда сложнее. Ни за какую справедливость Ванька не боролся, ища исключительно личной выгоды. Посему народ его невзлюбил и стал присваивать впоследствии данное прозвище самым отборным негодяям из уголовного мира.

Ивашка из села Ивашова

У Ваньки-Каина были вполне «земные» имя и фамилия. В 1718 году у крепостного крестьянина Осипа Павлова из села Ивашова Ростовского уезда родился сын, которого назвали Иваном. Принадлежало село Ивашово со всеми его крестьянскими душами московскому купцу Петру Филатьеву. Ивашку, сына Осипова, ждала обычная для того времени судьба: либо набор в рекруты, либо тяжелый крестьянский труд. Родной брат Ивашки, Прокофий Осипов, угодил в рекруты. Армейская служба представлялась крестьянским парням сущим адом, поэтому те, кому грозила подобная перспектива, зачастую сбегали и подавались к «лихим людям».

Жизнь Вани, однако, пошла по другому пути: его забрали в Москву в качестве прислуги в господском доме. Кто-то считал такую участь подарком судьбы, кому-то в силу характера претило ежедневно и ежечасно унижаться перед барином. Ивану Осипову, по крайней мере, не грозила судьба крепостных девушек, которые становились наложницами господина. Бывали, конечно, в Москве и любители мальчиков, но Ивашку от этой судьбы бог миловал.

«Слово и дело!»

Впрочем, уже в тот момент рассматривать Ивашку как несчастного, но честного парня было бы неверно. Однажды он попросту ограбил дом и сбежал, оставив на воротах надпись: «Пей воду, как гусь, ешь хлеб, как свинья, а работай черт, а не я». 

Правда, наглеца довольно быстро изловили и вернули назад. Разгневанный купец Филатьев приказал посадить начинающего вора на цепь рядом с дрессированным медведем и не кормить.

Дальше ждала Ивана жестокая расправа: его либо запороли бы насмерть, либо искалечили.  Но, как только слуги хотели взяться за него, Осипов вдруг закричал: «Слово и дело!»

Эта кодовая фраза означала, что человеку известно о некоем преступлении, про которое он незамедлительно хочет сообщить властям, либо он хочет на кого-то донести.

А Ванька действительно имел «компромат» на барина. Слуги купца Филатьева в драке убили солдата, а труп его сбросили в заброшенный колодец. Расправа над военнослужащим — это не шутки, и оправдываться пришлось уже самому купцу. А Ванька Осипов за донос получил свободу. Многие историки, однако, полагают, что донос на барина — это лишь легенда, самим крепостным и придуманная. Есть версия, что уже будучи, как говорится, «в авторитете», Иван состоял в деловых отношениях с купцом Филатьевым. Например, он покупал у него лошадей.

Тайник в луже и курица-подельница

Как бы то ни было, крепостной стал профессиональным вором, который очень быстро начал удивлять коллег по криминальному ремеслу своей необычайной дерзостью и изобретательностью.

Однажды, уходя от преследования с богатой добычей, Иван решил ее спрятать. Ничего более подходящего, чем огромная лужа, ему не попалось. Лужа была столь большой, что все награбленное ушло под воду. На следующий день в этой луже застряла карета барыни. Слуги вытаскивали ее нерасторопно, многие господские вещи оказались в грязи. Разъяренная госпожа хлестала холопов по щекам, а московские зеваки потешались над происходящим. Вся эта сцена была разыграна вором Осиповым с подельниками. Так они на глазах у москвичей извлекли из лужи награбленное и спокойно укатили восвояси.

В другом случае Иван Осипов, задумав ограбление господского дома, оказался перед необходимостью провести там разведку. Но как попасть на чужой двор? Помогла вору… курица. Он запустил перепуганную птицу к нужному дому, после чего изобразил погоню за ней. Пока дворовые люди вместе с подельниками Ивана гонялись за курицей, ловкий вор успел изучить все нужные ему замки и засовы. Очень скоро дом был ограблен.

Вскоре Осипов, получивший среди воров прозвище «Ванька-Каин», стал не просто знаменитостью московского уголовного мира, но и его главной звездой. Разумеется, властям это пришлось не по нраву, и, спасаясь от преследования, Ванька-Каин сбежал на Волгу, присоединившись к местным разбойникам.

Доноситель Сыскного приказа

В 1741 году новая императрица Елизавета Петровна подписала указ «О Всемилостивейшем прощении преступников».  После указа в Москве вновь объявился Ванька-Каин, который лично явился в Сыскной приказ и заявил, что отныне хочет помогать властям бороться с преступностью. Ванька заявлял, что отлично знает всех воров и их повадки, а значит, никто, кроме него, не сможет их эффективно изобличать.

Поначалу вору не слишком поверили, но он попросил дать ему вооруженных солдат и два дня времени. В Сыскном приказе решили пойти на эксперимент. Результат превзошел все ожидания: Ванька-Каин сдал властям почти 200 коллег по ремеслу. Его сделали официальным доносителем Сыскного приказа, повелев чиновникам оказывать Ивану Осипову всяческое содействие. Ванька-Каин трудился самозабвенно. С военной командой он рыскал по злачным местам Москвы и сдавал все новых и новых «злодеев». За свою работу он получал денежное вознаграждение, Осипов стал жить на широкую ногу. В центре города появился игорный дом, принадлежащий Ваньке-Каину. На самого Ваньку тоже регулярно поступали доносы, но он объяснял их происками врагов. В конце концов жалобы на него просто перестали рассматривать.

При этом происходило нечто странное: несмотря на усилия Каина, в Москве наблюдался невиданный рост преступности. Москвичи пытались жаловаться, но им отвечали, что «главный московский сыщик» трудится в поте лица.

Разоблачение

В 1748 году Москва пережила серию крупных пожаров, сопровождавшихся грабежами. Разбираться с ситуацией прислали чиновников из Петербурга, которые немедленно получили немало жалоб на произвол со стороны Каина. Жалобщики писали, что вор-сыщик промышляет, как сказали бы сейчас, рэкетом, вымогая имущество и ценности с помощью угроз. Кроме того, Ванька обложил данью и самих преступников: тот, кто не мог заплатить требуемое, тут же выдавался властям.

Несмотря на то, что над Каином сгущались тучи, он продолжал чувствовать себя уверенно. Но в 1749 году его делом занялся лично генерал-полицмейстер Алексей Данилович Татищев.

Он-то и установил, что Ванька-Каин, выдавая мелких преступников, покрывал своих более влиятельных коллег, способных оплатить его услуги. Кроме того, вор создал настоящую коррупционную сеть, с потрохами купив за взятки практически всех чиновников Сыскного приказа. Более того, под видом разоблачения преступников Каин часто просто грабил состоятельных людей, а добычу делил с… сотрудниками Сыскного приказа.

«Определенной в Москве по указу ис Правительствующаго Сената при Сыскном приказе для сыску воров и разбойников доноситель Иван Каин под видом искоренения таковых злодеев чинил в Москве многие воровства, и разбои, и многие грабежи, и, сверх того, здешним многим же обывателем только для одних своих прибытков немалые разорении и нападки», — писал генерал-полицмейстер Татищев императрице.

Размах деятельности «сыщика» Ваньки-Каина был таков, что специальная комиссия, созданная для расследования его дела, работала на протяжении четырех лет. Затем материалы были переданы в Сыскной приказ, в котором поменяли абсолютно всех сотрудников.

На каторге он сочинял мемуары

Лишь летом 1755 года в Петербург поступил доклад о том, что расследование дела Ваньки-Каина завершено. Вору вынесли смертный приговор и лишь спорили о том, какой казни он более заслуживает по закону: четвертования или колесования.

Но императрица Елизавета Петровна, при восшествии на престол давшая обет не подписывать смертных приговоров, не изменила себе и на этот раз.

Вместо казни Ваньку-Каина били кнутом, вырезали ноздри, поставили клеймо «ВОР» на лбу и щеках, после чего в кандалах отправили на каторгу в Рогервик (город-порт на Балтийском море, ныне это эстонский город Палдиски). По некоторым сведениям, Рогервик не стал последней остановкой в жизни преступника. После нескольких лет каторги его сослали в Сибирь.

Есть версия, что Ванька-Каин и на каторге оставался влиятельным и состоятельным человеком. Подкупив чиновников, он вместо тяжкого труда коротал время за написанием мемуаров и веселыми пирушками. Так это было или нет, сегодня не проверишь. Но звучит это вполне правдоподобно. Ведь в нашей стране и в XXI веке немало тех, кто строит свою жизнь по рецептам Ваньки-Каина.

Themes
ICO