Ukraine

Амнистии не будет: что делать Киеву с жителями Донбасса и Крыма, поддержавшими Кремль/Поражение в правах неизбежно, но не для всех

Достижение мира на Донбассе, к которому так стремится Офис президента Владимира Зеленского, предполагает не только формальное восстановление территориальной целостности страны, но и социально-политическую реинтеграцию. Вместе с ОРДЛО обратно в Украину должно вернуться население, которое несколько лет находилось под тотальным пропагандистским прессингом РФ. Если отбросить боевиков, "полицейских", "судей", сотрудников "МГБ" и работников оккупационной администрации, остается еще солидная часть сограждан, вовлеченных в функционирование "республик" или просто лояльных идеям "русского мира". Как именно власть может с ними поступить, читайте в материале "Апострофа".

Социальная мина

Один из самых острых вопросов, на который пока нет однозначного ответа, состоит в том, что делать с теми, кто в той или иной форме (не обязательно с оружием в руках) поддержал российскую агрессию, участвовал в создании и функционировании террористических "республик" на Донбассе. Кремлевская пропаганда постоянно стращает жителей ОРДЛО и оккупированного Крыма тем, что возвращение этих территорий обратно под контроль Киева якобы приведет к преследованиям и даже к "массовой резне". Для президента РФ Владимира Путина это одна из основных отговорок, почему Москва не собирается передавать контроль над границей с "республиками" до того, пока Киев не выполнит Минские договоренности, согласно российской трактовке.

Ситуация для украинской власти – более чем скользкая. Необходимо уже сейчас думать, как поступить с "нелояльным" населением Донбасса, не нарушая при этом нормы международного права и основополагающие принципы прав человека. Отложить вопрос до начала формальной деоккупации нельзя. Велик риск возникновения острых социальных катаклизмов, как на территории бывших "республик", так и на остальной части Украины, где противники "капитуляции" и записные ура-патриоты будут требовать наказания для "предателей".

В том числе, по этой причине в Офисе президента и в профильном министерстве стараются избегать прямых угроз в адрес жителей ОРДЛО, но в то же время настаивают, что лица, служившие оккупантам, должны ответить за свои поступки.

"Поражение в правах"

Вице-премьер-министр – министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников в недавнем интервью заявил, что мера ответственности должна определяться в комплексе и с учетом всех обстоятельств проживания того или иного лица на оккупированной территории.

"Мне не нравится слово "люстрация". Я предпочитаю термин "поражение прав". Есть случаи, когда люди служат оккупационному режиму, не совершая прямых преступлений. Но сам факт коллаборации – это уже отказ от признания власти страны, гражданами которой они являются. Это тоже правонарушение. Вот, например, в оккупированных Луганске и Донецке сегодня работают пожарные, чья задача – спасать жизни людей и тушить пожары. Вопрос: так что, им этого не делать? Они там живут. У них нет вариантов переехать сюда. Есть врачи, которые лечат и также спасают людей. К ним тоже не может быть никаких претензий", - сказал Алексей Резников.

Поражение в правах, по словам министра, подразумевает временный запрет на занятие определенной профессиональной деятельностью (например, для учителей в ОРДЛО, насаждающих украинофобию) или ограничения в праве избираться и быть избранными в органы местной и центральной власти для лиц, добровольно находившихся в оккупации.

"Мы не можем доверить этим людям служить в публичной сфере в восстановленной Украины, поскольку они легко пошли служить оккупационному режиму. Но опять же об этом нужно открыто говорить уже сегодня", – добавил чиновник.

Именно этот аспект больше всего настораживает чиновников и правоведов, когда речь заходит о политической реинтеграции оккупированных территорий. Государство физически неспособно посадить в тюрьму все, кто имел отношение к созданию и функционированию оккупационных "республик", но и допускать их к активному политическому процессу – в том числе, запрет на участие в выборах в качестве кандидатов и избирателей – также нельзя.

"Нет никаких юридических препятствий для принятия закона, устанавливающего ответственность за сотрудничество с оккупантами. Вопрос назрел и перезрел настолько, что уже есть риски для национальной безопасности. Причин, по которым нужный законопроект за годы войны с Россией так и не приняли, две: отсутствие политической воли и влияние кремлевской "пятой колонны", которой такой нормативный акт крайне невыгоден", – говорит в беседе с "Апострофом" глава Совета адвокатов Киевской области Петр Бойко.

"Тотальный" коллаборационизм

Во время президентства Петра Порошенко власти, когда речь заходила о жителях оккупированных территорий, в большей степени махали шашкой, требуя жестко наказывать за малейшие "проявления коллаборационизма", но это ничем не закончилось. В парламенте прошлого созыва было зарегистрировано несколько законопроектов, но они в итоге были отклонены. В том числе, в силу правовой и политической неадекватности существующим реалиям.

Типичный пример – проект №6170 "О запрете коллаборационизма", зарегистрированный депутатом от "Народного фронта" Игорем Лапиным. Автор предложил дополнить Криминальный кодекс статьей 111−1 "коллаборационизм", предусматривающей до 15 лет тюрьмы с конфискацией.

Само понятие в проекте понималось крайне широко: сотрудничество граждан Украины с российской оккупационной "властью" в Крыму и ОРДЛО, вооруженная поддержка агрессора, дезертирство, публичные призывы в поддержку РФ, ведение хозяйственной деятельности вместе с оккупантами, участие в пророссийских митингах и даже получение оккупационных "паспортов".

Последний пункт противоречил действующему закону Украины об обеспечении прав и свобод на временно оккупированной территории, согласно которому российские "документы", выданные в Крыму, не несут для их получателей никаких юридических последствий.

Два других проекта №7425 "О защите украинской государственности от проявлений коллаборационизма" и №7426 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно коллаборационизма и усиления ответственности за государственную измену)" по своему содержанию напоминали предыдущий, а также предполагали борьбу с "изменниками" по всей территории страны. В итоге все три проекта были отклонены, так как в случае их принятия в "коллаборационистах" могли оказаться чуть ли не все жители Крыма и ОРДЛО.

Как отметил в комментарии "Апострофу" адвокат Украинского Хельсинского союза по правам человека Максим Тимочко, большинство законодательных инициатив, которые касались борьбы с коллаборационизмом, исходили из разделения лиц, которые способствовали утверждению вражеского режима, на несколько категорий. В их числе военное и политическое руководство оккупационных администраций, представители вооруженных сил, персонал "государственных" учреждений, так называемых правоохранительных органов, судов и так далее.

Вместе с тем, ясного понимания, кого именно считать "коллаборационистами", до сих пор нет.

"Нужно определиться с тем, что мы подразумеваем под понятием "коллаборационизм". В широком смысле – это добровольное и умышленное сотрудничество с врагом во время войны. Исходя из такой широкой трактовки этого понятия, общество, как правило, причисляет к коллаборантам всех, кто занимал должности в органах оккупационной администрации или участвовал в ее вооруженных формированиях. В более узком, уголовно-правовом смысле этого слова, оно означает преступление против национальной безопасности, например, посягательство на территориальную целостность и суверенитет Украины или государственная измена", – говорит Максим Тимочко.

Амнистия, но не для всех

До сих пор продолжается дискуссия вокруг ключевых вопросов: кто подлежит уголовной ответственности, какой вид наказаний должен ей соответствовать, а кто подлежит амнистии в связи с масштабностью преступлений против национальной безопасности и общественного порядка. Предполагается, что ответы на эти вопросы будут даны в проекте закона о переходном периоде на Донбассе, который министерство Алексея Резникова планирует представить парламенту в начале следующего года.

Еще до принятия указанного закона, ясно, что определенная категория жителей ОРДЛО точно не получит никаких поблажек.

"Лица, совершившие военные преступления во время вооруженного конфликта не могут быть амнистированы. Международное право напрямую обязывает государства преследовать таких преступников. Отступление от этого обязательства недопустимо. Они должны быть преданы суду в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством", – настаивает Максим Тимочко.

По словам адвоката, люди, совершившие преступления, связанные с причинением вреда национальной безопасности и общественному порядку (государственная измена, участие в террористических или незаконных вооруженных формированиях) могут быть амнистированы полностью либо частично. Вместе с тем амнистия не является "прощением преступления". Амнистированные граждане, скорей всего, будут поражены в правах. Вопрос только насколько серьезно…

Первый заместитель представителя президента Украины в Крыму Дарья Свиридова также настаивает, что персоны, совершившие военные преступления, при любом раскладе должны понести ответственность. Формулировку "противодействие коллаборационизму" чиновница считает неудачной в силу целого ряда юридических и политических тонкостей (слово "коллаборационизм" допускает несколько толкований), предлагая сконцентрироваться именно на военных преступлениях.

Преступления против человечности

"В уголовном законодательстве есть статьи, позволяющие преследовать людей, совершавших преступления на оккупированных территориях, но они нуждаются в доработке. Вопрос необходимо рассматривать в рамках концепции переходного правосудия, над которой, в том числе, работает и наше представительство. На законодательном уровне должен быть закреплен дифференцированный подход к определению меры ответственности за различные формы сотрудничества с оккупантом. Условный Сергей Аксенов (оккупационный "глава" Крыма – "Апостроф"), реально содействовавший в реализации агрессивных планов Кремля, должен понести ответственность, отличную от, например, главного врача или начальника ЖЭКа, работавших на оккупационную администрацию", – говорит Дарья Свиридова.

В целом такой подход соответствует позиции, озвученной Министерством по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. Как настаивают чиновники, законодатели и эксперты, акцент должен быть сделан именно на военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Последнего пункта, невзирая на шесть лет войны на Донбассе, в отечественном Криминальном кодексе нет вовсе. В настоящее время украинские правоохранители могут преследовать граждан, совершивших военные преступления, только по статье 438 Криминального кодекса "нарушение законов и обычаев войны". Состав некоторых преступлений не вписан в кодекс, что открывает лазейку для преступников.

С прицелом на решение этой проблемы был разработан законопроект №2689 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно имплементации норм международного уголовного и гуманитарного права". В сентябре проект был проголосован в первом чтении.

В случае окончательного принятия, у прокуратуры и СБУ появятся дополнительные инструменты для преследования участников незаконных вооруженных формирований, которые удерживают и пытают людей на оккупированных территориях.

Football news:

Real Madrid coach Bettoni about 4-1 with Alaves: A well-deserved win. Zidane is very happy with the game
Benzema is about 4:1 with alavesa: a Good game is important for confidence. After a tough week, Real Madrid are on the right track
Cheltenham scored against Man City after an out - in the best tradition of Rory Delap. Throw the ball to 30 meters helped the towel
Benzema has scored 15+ goals in 10 of his 12 seasons at Real Madrid
Ibrahimovic-Zapate: I've scored more goals than you've played in your career
Pep Guardiola: Foden should be a Photon, not de Bruyne. There is only one de Bruyne
Bruno on Liverpool's form: Big clubs and players can prove themselves at any time