Ukraine

"Барыги проклятые – вон как процветают. А мы убогие брошены на пустыре"

Талантом собрать отдельные пазлы прошлого и настоящего в цельную картинку будущего владеет далеко не каждый. А вот умением снисходительно, с брезгливо оттопыренной губой, процедить: "Фу, что это он творит?", - наделен практически каждый недалекий человек, который просто не в состоянии оценить масштаб сделанного другим. Но пенится при любом успехе, завидует, критикует, хотя часто не имеет для этого никаких оснований. Я давно заметила, что самые ярые критики – те, кто ничего не делает. У них времени и сил больше. Помню, как после перестройки, когда зарплаты выплачивались нерегулярно и мелкими порциями, многие профорги договаривались с оптовыми базами о продуктах в долг. Иногда привозили под нашу семиэтажку, чаще тащили сами на тележках или санках и развешивали на месте.

Особенно тяжко было возиться с мороженой селедкой или скумбрией – мало того, что мерзнут руки, вымазывается все вокруг, так еще и трудно угадать с весом, чтобы все остались довольны. От разных бюро обычно просили людей по очереди, но так как-то получалось, что одни таскали и развешивали, а другие постоянно были недовольны. Впрочем, как и с любой организацией вечеров, праздников, конкурсов: всегда найдется критик, причем, практически совершенно не представляющий трудностей, с которыми приходиться сталкиваться в процессе, потому как он в этом самом процессе никогда не участвует. Вот такой замкнутый круг получается. Пример, конечно, не из глобальных, просто на собственном опыте.

У инженеров (наверно, в силу того, что при СССР часто гоняли на несвойственные работы – колхозы, стройки, овощные базы, "прорыв" в цеха, избирательные участки) степень организации и приспосабливаемость к меняющимся условиям были значительно выше, чем, допустим, у медиков или учителей. Когда приходилось сталкиваться с этими специфическими закрытыми сообществами, всегда изумляла беспомощность при решении любой проблемы, выходящей за рамки привычной деятельности, будь то новые формы отчетности, быт, праздник, отношения между собой, родителями учеников или пациентами. И при том, обычно абсолютная самоуверенность в советах другим. Ровно то же сейчас замечаю у журналистов.

Когда начались события в Луганске, старалась просматривать любую попадающуюся информацию, в том числе и страницы в ФБ. Естественно, надеялась, что люди, мелькавшие в немногочисленных луганских медиа, будут, в силу профессии, осведомлены больше, чем рядовые луганчане. В какой-то степени расчет оправдался. Но появилось и удивление перед неразборчивостью взглядов, невнятностью изложения, узостью кругозора и грамматической неряшливостью некоторых. Ведь, как ни крути, это ж их хлеб. Конечно, глупо ожидать чего-то большого и светлого от рядового и обыденного – сама ведь не раз плевалась, когда до войны покупала в дорогу "Молодогвардеец", "Вечерний Луганск", "Реальную газету" (остальные "Жизни Луганска" были просто скучным днищем) . И через 15 минут оказывалось, что читать уже нечего, материалы кочуют практически без изменения из одной газеты в другую (включая, как заметки, так и гороскопы с кроссвордами), стилистика раздражает, информация про город крайне осторожная (нельзя ж задеть владельцев). Ну, "що маємо, то маємо".

Луганск – город маленький, поэтому и сейчас в постах друзей или в комментариях под ними нет-нет, да всплывают знакомые имена. Безапелляционность прежняя, только теперь можно смело критиковать президента. Все он делает не так. Плотно занят международными встречами – куда пропал, почему пиджак мятый и нос красный. Появился в каком-нибудь украинском городе или на фронте – пиарится. Встретился с бизнесменами – упал ниже плинтуса, и на фига вообще нам эта Икеа: "лично я там ничего не покупаю, отберет хлеб у наших мебельщиков, не обеспечил квартирами, чтоб было, где поставить". И т.д и т.п. Главное, что все плохо и все не так. Хороши только мы, умные и красивые. Правописание хромает, читаем мало, зарабатываем хреново, кругозор на линии носа – но то таке. Конечно, куда там Петру Алексеевичу с его классным образованием, опытом построения финансово-промышленной империи, глубокими знаниями (взять хоть тот же Томос - сколько "подводных течений" нужно было учесть при решении этого очень чувствительного тонкого вопроса).

С какой-то стороны я его понимаю – успешно освоив и построив многое, замахнулся на огромный, рисковый и практически бесперспективный в 2014 году проект. Изменить все в воюющей разоренной раздрыганной стране за пять минут и чтоб всем было комфортно – это нереально. Не обращать внимания на дружный вой и продолжать "лупать сю скалу" - я не знаю, как ему это удается. Тем более, что при достойной репутации в мире, немалых достатках, нормальной семье, мог бы спокойно сидеть в какой-нибудь тихой европейской стране, а не изматывать себя бесконечными поездками, противостоянием Залесью, не заниматься неблагодарной, выпивающей жизнь, деятельностью. И не стареть с такой скоростью. Вряд ли сейчас мы сможем оценить масштаб сделанного им – многое станет понятно только через десятилетия. Ведь до нас долетают крохи информации – мы не можем судить о полной картине, видя ее фрагменты.

Умение пойти на тактические уступки ради стратегической цели доступно далеко не каждому. Вот смотрю сейчас на пустующее, стремительно ветшающее здание типового ПКТИ (проектного констукторско-технологического института) рядом с моим последним заводом. Когда вслед за Союзом, рухнула тьма заводов военного комплекса, в том числе и "Искра", которая была градообразующим предприятием маленького городка, предлагали отдать это здание под перестройку хозспособом в многоквартирный дом. Потребность в квартирах и энтузиазм еще были, дом за заводской проходной и возле парка в хорошем месте. Если бы не пожмотились собственники, выкупившие в смутные годы завод, сейчас бы там жили благодарные люди, и жизнь била ключом. А так светит выбитыми окнами огромное, никому не нужное, многоэтажное опудало. Ведь легко было предположить, что в небольшом городке оно не будет востребовано. Но жадность застила глаза. И стратегия приносилась в жертву тактике.

Часто, проходя мимо этого заброшенного здания, вспоминаю свой луганский завод ОР. Тоже убитый недальновидностью, жадностью, грязными политическими играми. Уникальное было предприятие, огромное, с полным циклом, с массой собственных производств – таких в мире немного. Шутка ли – 95% магистральных тепловозов СССР выпускалось именно здесь. Плюс страны СЭВ, Куба, Сирия, Монголия. В 80-х годах абсолютный рекордсмен в мире по месячному выпуску тепловозов. Имевшее большой вес в Луганске – этакий город в городе (35 тысяч работающих) со своим жил. фондом, подсобными хозяйствами, детскими садиками, больницей, ремонтно-строительным цехом и даже трамвайной линией (помните маршрут 3-а?). Недаром, в Луганске в ходу была пословица: "Держись за трубу".

Кто ж мог предвидеть, что такое производство удастся угробить, правда, не за один год, а постепенно. Страховой, на случай войны, запас тепловозов, увы, находился в России и был, естественно, ею присвоен. В эпоху перестройки и торговала ими, и использовала для собственных нужд. Естественно, колосс остался без заказов. Уже теперь случайно пришлось столкнуться с людьми, которые на определенном этапе сотрудничали с заводом и имели информацию, недоступную нам, рядовым работникам. Оказывается, многие фирмы с мировым именем после распада Союза претендовали на лакомый кусочек. Да и дальновидные отечественные бизнесмены тоже. Молодой, малоизвестный тогда, Жеваго купил завод тогда, когда он еще не был развален и распилен на десятки малых предприятий. Судя по тому, что Живаго удалось сделать с Крюковским вагоностроительным, это был бы оптимальный владелец – молодой, амбициозный, не пугающийся сотрудничества с иностранными фирмами. Но нет – планы у городской верхушки были другие. Жеваго затаскали по судам, пользуясь тем, что он был единственным покупателем (Россия не спешила платить деньги, ожидая, когда можно будет взять даром). А потом пошел долгий процесс дерибана и попыток продаж. На завод, оказывается, пытались зайти и "Шкода", и "Симменс", и "Бомбардье" (который, в итоге, и получил часть акций через российского владельца). Но нет – все условия приватизационных конкурсов были прописаны так, чтоб продаться только Залесью.

Что и произошло при пламенной социалистке Семенюк, которой заводские лизоблюды ездили целовать ручки в Киев. Страшно вспомнить, сколько судеб было поломано, сколько жизней утрачено (много самоубийств было и в цехах, и в отделах – помню ужас, когда из нашего бюро с 7 этажа выбросился молодой специалист, умный, уставший биться об лед, парень со слабой психикой), пока завод был доведен до нужной степени нищеты. Больно думать, сколько возможностей было отнято у страны и города из-за , банальной жадности, отсутствия стратегического видения и патриотизма. Большая часть выделившихся малых предприятий обанкротилась. Да и успешным не особо сопутствовала удача – Монятовский неожиданно и странно умер в расцвете лет, осиротив свой "Центрокуз"; у Паршина банально отжали "Термо". Пришедшие "инвесторы" повели себя, как обычные захватчики: помню, как беспрерывно гудели "Эры" на первом этаже ПКТИ, пока не вывезли всю документацию новых разработок в Россию. И как возили потом на их заводы бригады рабочих из ТМЦ, чтобы научить рукожопое население работать. А потом постепенно выхолостили полный цикл и превратили полноценное производство в рем.базу для старых тепловозов и в поставщика зап.частей для российских "партнеров". Но и это сейчас воспринимается, как расцвет по сравнению с теперешним полулегальным существованием в "столице" трехбуквенной.

Какие-то невоскресное чтиво получилось. Пойду-ка лучше найду к чему прицепиться. Вот, например. Посеяла я весной декоративную капусту, чтоб к осени любоваться ее замысловатыми "розочками". Взошла хорошо, дружно, растет себе. И вдруг вижу – муравьи оживились, бегают на пастбища тли. Надо бы пойти купить яд, опрыскать, а мне некогда – и так сойдет. Тактически верно – что деньги и время тратить, от важных дел отвлекаясь. А стратегически неправильно. "Сточила" тихая тля мою капусточку. И любуюсь я теперь ее зарослями в парке – хорошо, что голосеевский "Зеленстрой" делал все вовремя. Самое время теперь завопить: "Барыги проклятые – вон как процветают. А мы-то сирые и убогие опять на произвол судьбы брошены на пустыре". А можно сделать выводы и не лениться в дальнейшем. И учиться думать стратегически. Чего всем и желаю.

Football news:

Thibaut Courtois: to take the title, you have to suffer. It is not easy to win every match
Antonio Conte: I will not hesitate before leaving if Inter are not happy with what I am doing
Diego Godin: Inter will do everything to keep second place. Now we need to think about how to catch up with Juventus
Harry Maguire: Manchester United want to fight for trophies
Zidane on the victory over Granada: real suffered as a team. Two more games, we haven't won La Liga yet
Real have won 11 games with a minimum score in La Liga for the first time in 11 years
Akinfenwa after Wycombe's exit to the championship: the Only person who can charge me even more is Klopp