logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Ukraine

Дела Майдана: Расследование продолжится

Дела Майдана: Расследование продолжится

Фото из открытых источников

Адвокат Евгения Закревская, которая представляет в суде семьи погибших и пострадавших во время событий Майдана, объявила голодовку. Причина – нерассмотрение Верховной Радой одной из поправок к проекту закона о Государственном бюро расследований. Поправка эта позволит перевести в ГБР без конкурса или по упрощенной процедуре следователей управления спецрасследований Генеральной прокуратуры, которые занимались делами Майдана. Представительница провластной фракции "Слуга народа" Ирина Верещук анонсировала, что рассмотрение поправки № 318 (которую отстаивает Закревская) запланировано на 5 декабря. Собственно, эта неделя будет пленарной, поэтому в ее повестке дня – целый ряд важных законопроектов, среди которых и касающийся деятельности ГБР.

Итак, инцидент исчерпан? Нет. Закревская не доверяет парламенту. "Не знаю, они (поправки) будут рассматриваться именно 5 декабря. Говорили, что они могут рассматриваться 3 декабря. Я планирую продолжать голодовку, пока эту поправку не примут. Не знаю, когда это произойдет, и примут ли ее сразу. Эту поправку могли принять и 15 ноября. Но они этого не сделали", – говорит адвокат.

Почему именно эта поправка является настолько важной для Евгении Закревской? Дело в том, что делами Майдана занималось управление специальных расследований Генпрокуратуры, которое возглавлял прокурор Сергей Горбатюк. (О том, насколько успешно оно ими занималось, несколько позже.) Но с 20 ноября 2019 года органы прокуратуры утратили полномочия по расследованию уголовных производств. Учитывая это, большую часть дел о событиях на Евромайдане должны передать для расследования в ГБР, а также Службе безопасности Украины, Национальной полиции и Национальному антикоррупционному бюро.

За пару дней до того, как эта норма вступила в действие, а именно 18 ноября, глава ГБР Роман Труба сообщил о создании в ГБР подразделения, которое будет расследовать дела Майдана. Иными словами, от этой категории дел никто не собирается отказываться и никто не планирует их игнорировать: следователи начнут работу сразу после того, как ГПУ завершит все процессуальные действия и передаст ГБР материалы уголовных производств, уверяет Труба.

Что касается Генеральной прокуратуры, то она, хоть и теряет функцию следствия, сохраняет за собой функцию надзора и контроля. И это значительно важнее, считает генпрокурор Руслан Рябошапка. В структуре ГПУ будет иметь место департамент, который будет осуществлять процессуальное руководство по делам, связанным с событиями 2013-2014 годов. Его, по словам Рябошапки, предлагали возглавить Евгении Закревской, но стороны "не договорились", утверждает генпрокурор в интервью "Левому берегу".

Какая причина заставила Закревскую отклонить предложение Рябошапки? Об этом знает только она сама. Когда в начале своей президентской каденции Владимир Зеленский объявил, что готов назначить главой ГПУ представителя общественности, в соцсетях начался флешмоб в поддержку требования отдать генпрокурорское кресло именно Закревской. Из этой затеи ничего не вышло, однако, возможно, госпожа Евгения и до сих пор считает, что это единственная достойная ее должность? Или в ней говорит обида за увольнение Сергея Горбатюка?

Альтернативная версия связывает недовольство Евгении Закревской с тем, что информационное сопровождение дел Майдана было обеспечено на средства фонда "Возрождение", и теперь, когда дела меняют подследственность, грантовая поддержка проекта может прекратиться или по крайней мере обмелеть. А то, что адвокатскую группу Майдана поддерживает фонд "Возрождение", – не секрет и тем более не клевета. Фонд указан на сайте группы среди ее партнеров. Но куда более интересна рубрика этого ресурса под названием "Результаты расследования". Там просто чистая страница, очень красноречивая и симптоматическая.

Хотя в том, что за пять лет органы следствия не показали никаких вменяемых результатов, вина не только одного Сергея Горбатюка. Хочу напомнить хронологию некоторых громких заявлений по делам Майдана. Первым о завершении следствия по ряду эпизодов отчитывался еще генпрокурор Виталий Ярема, и было это в июне 2014 года. А в октябре 2015-го почти то же самое повторил его преемник Виктор Шокин. "Могу сказать, что фактически дело расследовано", – отметил он. Следующим в тренде был, разумеется, Юрий Луценко. Он отчитался через 3,5 года после Шокина, доложив в феврале 2019-го, что ГПУ фактически завершила расследование расстрела активистов Евромайдана.

Очевидно, дьявол, который кроется в деталях, в этот раз поселился в слове "фактически". Потому что фактически ничего так и не было сделано. И лучшее доказательство тому – позиция Горбатюка по строительству мемориала Небесной сотни на улице Институтской. Из-за мемориала Горбатюк поссорился с Институтом национальной памяти и его тогдашним председателем Владимиром Вятровичем. Потому что Вятрович выступал за начало строительства, а Горбатюк настаивал на том, что разборка брусчатки вредит следственным действиям и реконструкциям, которыми занималось ведомство Горбатюка и которые на тот момент – а речь идет о мае-июне 2019-го – были в самом разгаре. И это через пять с лишним лет после всех событий.

Наконец, добавлю к сказанному, депутат предыдущих созывов Геннадий Москаль, возглавлявший временную следственную комиссию по делам Майдана, в своих многочисленных интервью неоднократно подчеркивал, что руководство МВД и СБУ спускает на тормозах дела об убийствах на Евромайдане и саботирует работу по расследованию, а некоторые доказательства просто уничтожает.

К чему этот долгий экскурс в недавнюю историю? К тому, что ни в 2014-м, ни в 2015-м, ни в 2019-м никто не голодал из-за фактического провала дел Майдана.

Однако если вернуться к "поправке преткновения" и к работе ГБР как таковой, то стоит еще раз процитировать Романа Трубу. Он отмечает, что перед отправкой в Госбюро все дела из Генпрокуратуры проходят предусмотренную законом инвентаризацию. И длиться она может до трех месяцев. Кроме того, отмечает Труба, "следователи ГБР готовы принимать материалы производств и продолжать расследование. Следственная группа коммуницирует с представителями прокуратуры: все работает слаженно".

"Мы всегда говорили не об автоматическом переводе следователей ГПУ, а о сокращенной процедуре конкурсного отбора. Я лишь за то, чтобы расследование завершили те люди, которые занимались им все годы, но в то же время убежден, что собеседование с ними должно произойти. И напоследок: я бы хотел, чтобы после шести лет расследования материалы дел были направлены в суд, а не переданы в другие правоохранительные органы. Но этого не произошло. Поэтому не нужно обвинять ГБР в том, что материалы придется пересматривать заново", – пишет Труба в соцсети.

А от себя как законодатель добавлю, что поправка № 318 была одобрена профильным комитетом Верховной Рады и рекомендована к голосованию в сессионном зале. При этом председатель фракции "Слуга народа" Давид Арахамия уверяет, что его коллеги поддержат данную поправку. А раз монобольшинство дает "добро", то вопрос можно считать решенным.

Если только суть всего "хайпа" состояла именно в том, чтобы добиться принятия поправки, а не в совсем других мотивах.

Антонина Славицкая

Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику "Мнение", ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.

видео по теме

Новости по теме

Виджет партнеров

Themes
ICO