Ukraine

Що заважає Україні подолати епідемію коронавірусу

Уже почти год человечество противостоит микроскопическому врагу, против которого научные знания являются нашим самым мощным оружием. Ученые всего мира, объединив свои усилия, спешат узнать больше как о самом коронавирусе, так и о COVID-19 — болезни, которую он вызывает. 

Вместе с этим, человечество в последние годы сталкивается с другой угрозой, которая в моменте становится все более заметной: растущий скептицизм и даже враждебность к науке, что, безусловно, препятствует глобальным усилиям по сокращению распространения коронавируса и заболеваемости COVID-19, а также имеет последствия, выходящие далеко за рамки текущего кризиса.

Сегодня, как никогда остро, стоит потребность в разработке политики, основанной на фактических данных и тщательных научных исследованиях, которые, помимо конкретных открытий, способны генерировать альтернативные способы видения проблем, использовать широкий спектр методологических инструментов и часто выдвигать идеи, меняющие парадигму и подход к решению возникающих вопросов. 

Результаты научных исследований часто не попадают в поле зрения разработчиков государственной политики по разным причинам, в том числе из-за нормативных, политических, институциональных, культурных и финансовых препятствий. 

Воплощение научных знаний в жизнь всё ещё остается сложной задачей, а общественные активисты и представители СМИ, в погоне за аудиторией и сенсациями разносят откровенно перекрученные факты и научные данные, манипулируя общественными настроениями, часто ценою жизней людей.  

Конечно, наука со своими длительными исследованиями выглядит неповоротливой, особенно в условиях необходимости разработки политики в очень сжатые сроки, в условиях бюджетных ограничений и налагаемых интересов различных групп.  Справедливости ради, важно отметить, что научные исследования тоже не защищены от такого давления и не должны идеализироваться как сугубо объективные, тем не менее, наука часто создаёт больше места для сохранения относительной автономии и объективности. 

Также важно отметить, что научные исследования не всегда согласованы с общественными потребностями и приоритетами, а политики часто недооценивают время и ресурсы, необходимые для тщательного и ответственного сбора данных, обработки собранных данных и разработки рекомендаций, что в условиях необходимости принятия быстрых решений в режиме реального времени приводит к определенным отрицательным эффектам.  

В эпоху тотальной дезинформации особенное значение приобретают открытые онлайн-источники и ресурсы с препринтами, такие как arXiv, medRxiv и др., которые являются просто цифровым хранилищем для записей текущих исследований и дают возможность учёным быстро обмениваться данными и промежуточными результатами.

Так вот, если новостные агентства очень хотят выпустить какой-то сенсационный материал в мир, или пропагандисты желают затопить информационное поле мракобесием (и не важно, по чьему заказу) — никакие ограничения, которые учёные вводят в отношении серверов препринтов и правила препринтов в целом не влияют на манипулятивное распространение лжи, прикрытой этими статьями.

Более того, когда в СМИ появляется голос разума и факты, пропагандисты манипулятивно наводняют информационное пространство настолько интенсивно, что не дают возможности каждому понять, чему же верить. Антипрививочники и антимасочники — яркий тому пример.

Другой пример — мировые СМИ и так называемые лидеры мнений посеяли необоснованный страх перед повторным заражением, ссылаясь на рекомендации СDC и перекрутив "люди защищены как минимум три месяца", на "до трёх месяцев". Если посмотреть, что на самом деле говорится в рекомендациях CDC, то там вообще нет ничего о доказательствах того, что иммунитет ослабевает через три месяца.

 

Скорее, учёные дают рекомендации, основанные на положительных доказательствах того, что иммунитет не ослабевает раньше, чем через три месяца. И тот факт, что они предлагают трехмесячный интервал, обусловлен наличием твёрдых доказательств.

Что распространили СМИ? Прочитав рекомендацию, они сделали вывод о научном открытии, которого нет, и посеяли страх повторных заражений. Подобные ложные заявления очень быстро распространяются и, безусловно, влияют не только на настроения людей, но и на политические решения.

Хочу напомнить известный принцип асимметрии научной лжи Брандолини: количество энергии, необходимое для опровержения чуши, на порядок больше, чем на её производство.

Ситуация в Украине очень похожа. Я лично, ещё в конце лета, присутствовала на встрече с министром здравоохранения Максимом Степановым на обсуждении математической модели второй волны распространения эпидемии и возможности массового скрининга бессимптомных людей в Украине, в частности школьников, что является мощным инструментом контроля распространения заболеваемости, не требует тестов с высокой чувствительностью и не отягощает бюджет.

Изменение стратегии тестирования в сторону массового недорогого ежедневного самостоятельного тестирования в течение двух-трёх недель разорвало бы цепочки передачи вируса в Украине.

Однако громкие заголовки о том, что экспресс-тесты имеют наименьшую точность и журналистские рассуждения о том, кто на этом заработает (но это не точно) — стали непреодолимым препятствием для принятия и реализации простого правильного решения. Таким образом, под давлением общественных активистов, МОЗ отказалось признать ценность низкочувствительного массового скрининга, тесты для которого могут быть произведены в Украине менее чем за доллар за каждый, а реализация такого тестирования возможна силами самих граждан каждый день или через день без привлечения медицинских работников.

Хотя экспресс-тесты и не так точны, как ИФА- и ПЦР-тесты, тем не менее, они эффективны в выявлении вируса тогда, когда человек наиболее заразен и, если все, кто даст положительный результат, останутся дома на 2 недели, то широко распространенный эффект будет аналогичен эффекту вакцины, нарушая цепи передачи инфекции по всей стране.

До тех пор, пока учёные, практические эпидемиологи и врачи не имеют   достаточного веса в разработке законодательных актов и гайдлайнов, мы не просто терпим поражение, но и полностью подрываем веру в государственные органы на каждом шагу. Это невероятно утомительно для всех. 

Одно из предлагаемых решений для сближения этих двух миров и улучшения сотрудничества между учеными и политиками предполагает налаживание диалога на паритетных основах между профессиональными сообществами, гражданским обществом и государственными органами, определяющими политику.  

Однако, даже когда государственные деятели, определяющие политику, имеют доступ к разнообразным и широким научным знаниям, способность интерпретировать и воплощать эти знания в политику является сама по себе серьезной проблемой. Научный и политический языки часто сильно не просто отличаются друг от друга, а между ними существует непреодолимый коммуникационный барьер. 

Передача сложных и тонких идей простым и понятным языком редко бывает легкой задачей. И даже в тех случаях, когда результаты научного исследования успешно переводятся в доступные форматы, например в аналитические обзоры, часто бывает трудно передать их в руки государственных деятелей, определяющих политику, однако еще более сложно обеспечить наличие у учёных, к которым обратились разработчики политики, желания и возможностей воздействовать на определение такой политики. 

Поэтому вполне логично в кратчайшие сроки создать на уровне закона эффективные отношения государства с наиболее активными социальными и профессиональными группами, одной из которых в Украине может выступать интеллигенция, которая в свою очередь может быть соорганизована в такую форму, как самоуправляемые медицинские палаты.

Законопроект №2445-д позволит установить уровень диалога на более профессиональном и адекватном уровне, в том числе в законодательной плоскости, обеспечит прозрачные правила и понятную для всех терминологическую лексику.

Благодаря таким усилиям, возможно, мы на один шаг приблизимся к построению моста между двумя мирами науки и политики, а также к продвижению преобразовательных изменений, которые сейчас необходимы как никогда.

Лариса Дахно, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.

Football news:

Gasperini on Atalanta's defeat: the Players are tired. We pay more for national team games than for the Champions League
Neymar on the draw with Bordeaux: PSG played timidly. If we don't win, it will be as difficult in Ligue 1 as in the Champions League
Real started with Alaves: stupid hand Nacho and wild pass Courtois-again defeat
20 shells of times of the Second world war found on the basis of the Roma
Zidane Ob 1:2 with Alaves: the Start of the match is the worst for Real Madrid in the season. We lack stability
A clear penalty! Oh, my God. Ramos and Carvajal on the fall of Hazard in the match with Alaves
Ex-referee Andujar Oliver: Marcelo was pulled by the hair, it was necessary to put an 11-meter shot. There was no penalty on Hazard