Ukraine

Щоденник зрадофіла

"Президенту предложили посидеть в кресле Черчилля и осмотреть его комнаты. И знаете, мы там набрались очень важного и позитивного духа для победы", – по словам министра Кулебы, этот знаковый эпизод имел место во время недавней поездки Владимира Зеленского в Лондон.

Что ж, сегодняшней Украине действительно необходим дух победы. А у соотечественников Уинстона Черчилля и впрямь есть чему поучиться.

Ровно восемьдесят лет назад, 31 октября 1940 года, завершилась легендарная битва за Британию, в ходе которой англичане одержали верх над Люфтваффе. 

Воюющая Англия 80-летней давности остается для украинцев недосягаемым эталоном. Образцом мужества, патриотизма, стойкости, организованности и национальной солидарности.

Правда, такой ее видим мы: изучавшие историю Второй мировой постфактум. А что видели те, кто находился внутри исторического процесса, – и еще не знал, чем закончится война?

Попробуем взглянуть на тогдашнюю образцовую Великобританию глазами современника. Причем не простого современника, а одного из величайших интеллектуалов ХХ века.

Прославленный Джордж Оруэлл, чье творчество растаскано Фейсбуком на цитаты, активно наблюдал за жизнью воюющей Родины. И за неимением соцсетей оставлял свои наблюдения в дневнике. Получился весьма любопытный документ эпохи.

Конец мая – начало июня 1940 года. Немецкий блицкриг в самом разгаре. Британские войска эвакуируются из Дюнкерка.

Очевидно, вся Англия, затаив дыхание, следит за происходящим и живет военной повесткой? Нет, дневник Оруэлла говорит о другом:

"По-прежнему никаких признаков интереса к войне". "Люди, кажется, напрочь неспособны осознать, что находятся в опасности". "Обычные воскресные толпы, движущиеся туда и сюда".

"Ни в их лицах, ни в том, что можно ненароком услышать, никаких признаков того, что эти люди осознают: в ближайшие недели может начаться вторжение, хотя сегодня все воскресные газеты говорят им об этом". 

Немецкая авиация приступает к бомбардировкам Британии. Абстрагироваться от войны больше не получается. Но, вероятно, страдающие от налетов граждане все как один полны выдержки и веры в победу? Отнюдь:

"Как только налеты начались всерьез, стало заметно, что люди гораздо охотнее, чем прежде, стали общаться с незнакомцами на улице. Сегодня утром встретил юношу примерно 20 лет, в грязном комбинезоне, возможно подручный в гараже.

Очень озлоблен, пораженчески настроен, в ужасе от виденных в Южном Лондоне разрушений. Он сказал, что Черчилль посетил разбомбленный квартал около "Элефанта" и то место, где было уничтожено 20 из 22 домов, и прокомментировал, что это "не так уж плохо".

Юнец: "Я бы свернул его чертову шею, скажи он такое мне". К войне он относится пессимистически, считает, что Гитлер непременно победит и доведет Лондон до такого же состояния, как Варшаву".

Впрочем, о несознательности простых англичан Оруэлл пишет с пониманием и даже с сочувствием. А вот поведение привилегированной верхушки возмущает литератора по-настоящему:

"Все, с кем я говорил, согласны, что пустующие, обставленные мебелью дома Вест-Энда следует использовать для нужд бездомных, но я полагаю, богатые свиньи все еще имеют достаточно влияния, чтобы этому воспрепятствовать.

На днях 50 человек из Ист-Энда во главе с несколькими советниками округа вошли в "Савой" и потребовали, чтобы их впустили в убежище. Администрации не удалось их прогнать, пока налет не закончился, а тогда они ушли добровольно.

Когда видишь, как до сих пор ведут себя богатые, при том что это явно перерастает в революционную войну, сравниваешь с Санкт-Петербургом в 1916 году".

Будущий автор "1984" чрезвычайно недоволен политикой британского руководства. "Зрада" обнаруживается Джорджем Оруэллом на каждом шагу – и не только им одним.

Типичная дневниковая запись лета 1940-го: "Повсюду среди мыслящих людей чувство, близкое к отчаянию, из-за неготовности правительства действовать и засилья мертвых умов и профашистов на командных должностях".

Или: "Убеждение в прямой измене верховного руководства теперь настолько распространено, что становится опасным…

Лично я считаю, что подобного рода прямая измена существует лишь среди профашистских элементов аристократии и, возможно, в армейском командовании. Разумеется, бессознательный саботаж и глупость, которые довели нас до такого положения, – это другое дело".

Достается от писателя и лично Уинстону Черчиллю. По мнению Оруэлла, прошедшего войну в Испании, настоящий антифашист из премьер-министра не получился:

"Куда ни глянь, в более широких стратегических аспектах или в самых малых подробностях местной обороны видишь, что настоящая борьба означает революцию.

Черчилль явно не видит этого или не желает принять, значит, ему придется уйти. Но поспеет ли его уход вовремя, чтобы спасти Англию от завоевания, зависит от того, как быстро народ в целом сумеет осознать сущностные факты".

Характерно, что победа в битве за Британию осенью 1940-го практически не нашла отражения в оруэлловском дневнике.

Каких-либо позитивных сдвигов в ходе войны писатель не заметил. И последующие дневниковые записи становятся все мрачнее.

Март 1941-го: "С точки зрения простых людей, не впустить иноземцев в Англию – вполне достаточная цель войны.

Но как просить их морить голодом детей ради того, чтобы мы изготавливали танки и сражались в Африке, если во всем, что они слышат сейчас, нет ни намека на то, какое отношение битвы в Африке или в Европе имеют к обороне Англии?

На стене в Южном Лондоне какой-то коммунист или чернорубашечник написал мелом: "Сыр вместо Черчилля". 

Апрель 1941-го: "Самое угнетающее в войне не те несчастья, которые мы обречены переживать на теперешнем этапе, но понимание, что нас возглавляют слабаки.

Как если бы жизнь зависела от исхода шахматной партии, а ты вынужден был бы сидеть, наблюдать, видеть самые что ни на есть идиотские ходы, но не иметь власти их предотвратить".

Наконец, май 1941-го: "Очевидно, все надежды выиграть эту войну сколько-то пристойным способом утрачены. План Черчилля и Ко явно заключается в том, чтобы все отдать, а потом отбить все обратно с помощью американских самолетов и пролив реки крови.

Разумеется, они не могут преуспеть. Весь мир повернется против них, вероятно, включая Америку.

Через два года мы либо окажемся завоеванными, либо окажемся социалистической республикой, сражающейся за свое существование при наличии тайной полиции и при том, что половина населения будет голодать".

Сегодня нам известно, что ждало воюющую Великобританию на самом деле. И это история о том, что чужой опыт не нужно идеализировать.

О том, что любые ошибки, слабости и пороки могут быть заслонены конечной победой. О том, что унывать не стоит даже тогда, когда для уныния есть все основания.

А еще это история о том, что реальная жизнь несколько сложнее черно-белой логики, облюбованной многими нашими соотечественниками.

Категоричная логика украинского Фейсбука предполагает только два возможных варианта. Либо Оруэлл был прав: а, значит, описанная им Англия никак не могла победить в войне.

Либо Оруэлл был неправ: а, значит, его следует считать не титаном мысли, но безмозглым зрадофилом, чьи вздорные книги должны быть выброшены в макулатуру.

Тем не менее Британия 1940-х стала для нас примером военной доблести, а Джордж Оруэлл – примером интеллектуальной мощи и проницательности. И по прошествии 80 лет эти два мнения нисколько не противоречат друг другу.

Михаил Дубинянский

Football news:

Frank Lampard: we need to win against Rennes - then we can rest the players
Leganes can rent Braithwaite. Barcelona bought him out for 18 million euros 9 months ago
In England, fans will be returned to stadiums from December - up to 4 thousand people for the match
Chelsea are ready to let Giroud go this winter
Pique after Real Madrid played a season in Portugal and one and a half years without football. At 32, he was back again-until enough time
Clement Langle: Yes, Barcelona can win La Liga. We need to turn the situation around
Anton Mitryushkin: it is Clear that Golovin is the leader of Monaco, leading everyone