Belarus

Белковский: Ельцин воспринимал Лукашенко как сына, а Путин — как нехорошего брата. У них отношения Каина и Авеля

Известный российский политолог Станислав Белковский в своей авторской программе на радиостанции «Эхо Москвы» прокомментировал сообщение агентства «Bloomberg», которое пишет, что президент России Владимир Путин предложил внести поправки в Конституцию из-за отказа Лукашенко создавать единое государство:

- Совсем странно звучит теория про аншлюс Беларуси. Складывается впечатление, что Владимир Владимирович Путин никогда не знал позицию Александра Григорьевича Лукашенко, белорусского лидера, который всегда был категорически против объединения России и Беларуси в единое государство. Да и хороших отношений между господами Путиным и Лукашенко никогда не было. Лукашенко нравился Борису Ельцину. Ельцин воспринимал его как сына. А Владимир Владимирович воспринимал его как нехорошего брата. У них отношения Каина и Авеля.

И безусловно, для Путина Лукашенко — предатель, который пытается использовать российские ресурсы и невозможность России официально и декларативно выйти из интеграционных инициатив, включая Союзное государство России и Беларуси и Евроазиатское экономическое сообщество, для того, чтобы выжимать из России всяческие уступки по экономическим вопросам, в частности, в части цен на энергоносители.

А тут, как мы знаем, 1 февраля нынешнего года государственный секретарь США Майк Помпео прибыл в Минск — первый высокопоставленный американский чиновник за последние 25 лет. Александр Григорьевич Лукашенко говорил ему совсем уже крамольные вещи — что Беларусь может закрыть радиолокационную станцию «Волга» недалеко от города Барановичи, тем самым лишив Россию важнейшего элемента системы предупреждения о ракетном нападении.

Поэтому никакого аншлюса и не планировалось. Кроме того, присоединение Беларуси — это слишком дорогой проект для того, чтобы Владимир Путин мог оставаться у власти, если он этого хочет. В рамках конституционной реформы Путин может возглавить какие угодно органы власти, совершенно не присоединяя Беларусь и тем самым не дотируя белорусскую экономику многими миллиардами долларов ежегодно.

Кроме того, присоединение Беларуси поставило бы крест на планах примирения с Западом, на пакт, энтузиастом которого, как мы знаем, выступает президент Франции Эммануэль Макрон, а ключевой фигурой так или иначе — хозяин наш Дональд Трамп. «Наш» — это не «Эха Москвы», а хозяин мира, потому что Соединенные Штаты Америки — это главная и единственная сверхдержава современного мира, и президент ее — это большой человек, независимо от того, как лично и субъективно мы относимся к Дональду Джоновичу Трампу.

Поэтому все это нагнетание по поводу аншлюса Белоруссии скорее вписывается в общую логику Путина по продаже несуществующих активов. Типа, «я устрою ядерную войну, но в последний момент откажусь от этого плана, и вы мне за это заплатите — за то, что я такой хороший». Это Владимир Владимирович очень любит и умеет делать. Другое дело, что это изначально блеф, но страшно же — ядерная война, правильно? И аншлюс Беларуси — страшно. А то, что он был невозможен и никто не собирался его устраивать… Ну, ребята, если вы готовы в это верить, и об этом сообщает не какой-нибудь «Боевой листок» или «Вечерний Урюпинск», а само агентство «Bloomberg», то мир должен поверить в то, что за это надо платить цену. Надо договариваться с Владимиром Владимировичем, славить великодушного гегемона за то, что Беларусь он так и не присоединил, хотя и не собирался.