Belarus
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

«Наши поиски мурованки имели и утилитарную цель». Археолог рассказал о сенсационном открытии этого года на Кревском замке

Этим летом ученые обнаружили, что на самом деле замок, скорее всего, имел не две башни, а три. Однако о третьей давно забыли — столетий с шесть назад. Да она не исчезла бесследно… 

— Буквально год назад мы с вами уже подробно говорили об археологических исследованиях Крево. И вот экстраординарный повод для нового интервью… 

— Это действительно феноменальный казус, таких результатов нашей нынешней экспедиции мы не ожидали. Вся известная нам иконография Крево, включая двухсотлетние издания, изображает северо-восточный угол как разрушенный. То есть разрушили его очень давно, и даже предки не знали, как он выглядел в Средневековье. Однако нынешние исследования — это важный шаг, который со временем заполнит белое пятно. 

— Но почему тогда вы выбрали для раскопок именно этот участок? 

— Мы предчувствовали, что кое-что там найдем. В 2020 году неподалеку на стене были обнаружены следы кирпичной кладки. Это сразу насторожило: основной строительный материал в замке — камень, а кирпич использовался только для важных конструктивных элементов. Вот первый знак того, что в упомянутом углу есть шанс наткнуться на что-то интересное.

А уже в прошлом году специалисты из геофака БГУ обследовали замковый двор с помощью георадара. Это устройство ориентировано на поиск аномалий в толще земли. И хотя, по словам специалистов, такой аномалией можно назвать всю территорию замка, напрочь заваленную камнями, северо-восточный угол показался специалистам особенным. «Здесь что-то может быть», — сказали тогда они. 

— А догадывались ли вы, что именно? 

— Да, естественно! В этом году мы ставили цель отыскать следы мурованки — каменной постройки внутри замка. Многие представляют, словно замок-кастель — это четырехугольник, окружающий пустой двор, куда сбегалось местное население во время нападения врагов. Конечно, замки в трудное время принимали народ из окрестностей, но сейчас мы с уверенностью можем утверждать, что дворы никогда не пустовали — внутри было немало построек. 

Признаюсь, наши поиски мурованки имели не только научную, но и утилитарную цель. Сегодня в музее нет помещений для разных отделов и служб. Это, конечно же, создает некоторые проблемы. Не так давно подобное каменное строение было восстановлено в однотипном Медницком замке. Там открыли кассы, туалеты, лекционный зал… Все необходимое. Местные власти поддержали идею реконструировать здание и в Крево, если для этого найдется исторический грунт. 

Поэтому, сделав надлежащие подсчеты, мы заложили разведывательную траншею. И что бы вы думали — наткнулись как раз на стену! Увидели основательный фундамент на известковой опаре. Стали разбираться, насколько он широк. Заложили дополнительный квадрат — и оказалось, что ширина фундамента огромная, около двух метров. 

Кроме того — мы обнаружили нервюрный кирпич, из которого создавали ребра готических сводов. Это очень сложная и редкая для того времени технология, возникшая в наших краях, наверное, благодаря ганзейским мастерам. Да, в Малой башне замка сводов не было, а тут на них не поскупились. Стало понятно, что мы отыскали вовсе не фундамент какой-то хозяйственной постройки. Отсюда и вывод — скорее всего, это неизвестная ранее башня, имевшая не последнее для замка значение. 

Вообще, нынешняя находка заставляет пересмотреть наши представления о замках кастельного типа. Раньше казалось, что это примитивные четырехугольники с двумя башнями, но выясняется, что Кревская крепость была более амбициозной и технически совершенной, а ее создание требовало немало ресурсов и мастеров. 

— Почему же эта башня исчезла, не оставшись в памяти? 

— Выскажу следующую гипотезу: в 1433 году, в разгар гражданской войны за трон ВКЛ, войско князя Свидригайло прорвалось в замок именно в этом месте. Башню настолько разрушили, что она больше не восстанавливалась. Проем, конечно, заложили, но башню и ворота (которые, наверное, тоже были) уже не отстраивали. 

— Неужели с XV века о существовании той башни никто даже не догадывался? 

— Не совсем так. Еще до войны архитектор Обухович сделал графическую реконструкцию Кревского замка, и там третья башня обозначена. Я считал это полной фантазией, хотя, если вдуматься, определенное основание она могла иметь. В конце 1920-х годов консервировали руины замка, убирали завалы — и, наверное, увидели те остатки стен, которые до нашего времени уже не дошли. Во время нацистской оккупации объект исследовали литовские архитекторы (немцы включили Крево в генеральный округ Литва) и также отметили на плане пунктиром некую постройку. 

Но уже в 1970-е никаких следов третьей башни не просматривалось. Что неудивительно: замок постоянно разрушается. И здесь стоит напомнить, что любимые «романтические руины» многих — это большая иллюзия. Невозможно сберечь памятник наследия, просто ничего не делая.

Возводится арочный проем малых ворот Кревского замка

Возводится арочный проем малых ворот Кревского замка

Восточную сторону двора я впервые увидел уже тогда, когда он был полностью завален строительным щебнем. Его верхнюю часть в этом году пришлось снимать ковшом экскаватора — разумеется, под пристальным археологическим наблюдением. Лопата в таких случаях не поможет. 

— Какая судьба ждет вашу нынешнюю находку? 

— Прежде всего она ставит перед нами новые задачи. Нужно полностью вскрывать тот угол. Поэтому мы уже готовимся к раскопкам в следующем сезоне. Эту идею поддерживает и Белреставрация, которая ведет работы на объекте, и местные власти Сморгонщины, которым он принадлежит.

Что насчет перспективы? Вести речь о реконструкции башни вряд ли возможно: кто знает, как она выглядела? Можно разве высказать гипотезы — и поместить их на специальный стенд. Вместе с музеефицированными фундаментами это будет еще один интересный экспонат того музея, в который со временем превратится Кревский замок. 

Во время раскопок на месте старого Минска нашли монету, которой 1250 лет

Археологический комплекс на Менке обещают сделать новым брендом Беларуси

В ближайшее время начнут составлять археологические карты всех районов Беларуси — Лакиза

Первый этап реставрации оборонительного храма в Мурованке почти закончен. Далее возьмутся за готические интерьеры