Belarus
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

Внимание, поиск! «Нужно жить, надеяться и не опускать руки»

В первый день войны семья Яцюк с двумя дочками перебралась из Киева на дачу в село Севериновка. Но там вскоре стало еще опаснее — и родители решили ехать в Умань к родным: в одной машине ехал отец с 15-летней Ариной, в другой — мать с 9-летней Лерой. На трассе обе машины расстреляли россияне.

Родители погибли, Арину ранило в ногу выше колена. Младшая Лера пыталась вызвать «скорую помощь», но ничего не вышло — мобильная связь не ловила. Спрятаться девочки не успели, вскоре на танках подъехали россияне и забрали их. Младшую высадили в селе Копылов, оставив ее местным жителям буквально в первой хате. Старшую увезли дальше.

По сути, это все достоверно известные факты. Дальше идут предположения, слухи, надежды и отчаянные поиски родных. Погибших супругов, Аню и Дениса, похоронили 6 апреля в Умани. Арину семья ищет до сих пор. Предполагают, что ее могли вывезти в Беларусь.

Фото из архива семьи

— Они должны были ехать в сторону Житомира, не знаю, по какой причине повернули на Мотыжин, и там их расстреляли, — вздыхает в беседе с корреспондентом «Салiдарнасцi» бабушка девочек Ольга Владимировна. — Младшая внучка говорит, что россияне посадили ее на танк и завезли в село, оставили у людей. А когда она спросила, где сестра, ответили, что та на другом танке и ее «полечат, повезут на Беларусь».

Лере 9 лет, она прошла через ад — видела маму в таком состоянии, отца — но очень смышленая девочка, все запоминает, и сама бы такого не придумала. Поэтому надеемся, что так оно и было, но пока никакой информации у нас нет, даже никакой зацепки, продолжаем искать. Над Лерой пока оформили временное опекунство, главное, что она в безопасности.

Лера Яцюк провела у чужих людей в российской оккупации несколько недель, и о ее судьбе бабушка и дедушка тоже узнали не сразу, а свидетелей произошедшей на трассе трагедии не оказалось. Люди, приютившие девочку, тоже говорили: мол, российские солдаты упоминали, что собираются ехать в Беларусь.

В середине весны в соцсетях проскользнула информация, что Арина смогла выйти на связь и позвонила по мобильному откуда-то с Гомельщины — то ли из больницы, то ли из санатория.  Родные бросились проверять и уточнять эти сведения, но оказалось, что повода для радости нет — звонила совсем другая девочка.

— Очень многие люди тоже помогают в поисках, и они просто ошиблись, — поясняет в интервью «Салідарнасці» Оксана, тетя пропавшей Арины.

За эти три месяца они с мужем Владимиром, братом погибшего Дениса, куда только не обращались. Несколько раз публиковали ориентировку в телеграм-канале «Пошук зниклих», распространяли информацию через волонтеров, отправили официальный запрос в белорусский МИД — получили ответ, что девочки с таким именем и фамилией, по официальным данным, не было не только в Гомеле, но и в других городах региона.

— Мы написали повторное письмо, с просьбой помочь в розыске по неофициальным каналам — все ведь прекрасно понимают, что очень многие люди проезжали транзитом через Беларусь в Россию, или попадали в страну без документов. Но и по этому запросу получили ответ, что нет никакой информации.

Кроме этого, родные связались с украинским посольством в Беларуси, обратились в белорусское подразделение Красного Креста — и там, и там обещали помочь, но пока никакой информации предоставить не смогли.

На всякий пожарный, говорит Оксана, позвонили в профсоюзный санаторий «Чёнки» на Гомельщине, где, как уверяют власти, нашли приют очень многие беженцы из Украины, в том числе семьи с детьми. Но и здесь развели руками — нет, не знаем, такой не было.

— Могла ли Арина в стрессе, от испуга назваться чужим именем?

— Я тоже иногда так думаю. Предположить можно все, не исключаем и такой вариант. Поэтому повсюду, где только можно, рассылаем фотографии Арины — даже если она назвалась другим именем, чтобы ее можно было узнать, вдруг хоть кто-то видел, что-то вспомнил — любые сведения, любая зацепка не будет лишней, — говорит Оксана.

О судьбе девочки неизвестно уже три месяца. Но родные не собираются сдаваться. С помощью неравнодушных людей удается найти пропавших или вывезенных из Украины детей — в России, Беларуси, на территории Крыма.

Поэтому семья Яцюк тоже передает информацию об Арине российским и белорусским волонтерам, которые помогают беженцам без документов с билетами, жильем и т.д.

Из особых примет у девочки — разве что брекеты на зубах; в остальном ориентировка довольно скупая: высокая (рост около 175 см), худощавая, карие глаза, темные волосы. Любит рисовать, как многие подростки в ее возрасте, увлекается мейк-апом. Собственно, как на этих относительно свежих фотографиях.

Запросы в полицию, СБУ и МИД Украины принесли хорошие новости: в списках погибших Арины нет. Новость похуже — ее нет и в полуофициальных списках беженцев, находящихся в Беларуси.

— Лера очень переживает, ждет сестру, надеется и верит, как все мы, — говорит тетя девочек. — Нужно жить, надеяться, искать и не опускать руки. Чем больше людей увидят фотографии, узнают о поисках Арины, тем больше шансы ее найти.

Родные просят всех, у кого есть какая-либо информация об Арине Яцюк, связаться с ними:

+487-96675250 – Владимир и Оксана, дядя и тетя девочек,

+38067-7549834 – Валентин Иванович, дедушка.