Kyrgyz Republic
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

Трансплантация почки. Как живут кыргызстанцы после пересадки органов

У кыргызстанцев, нуждающихся в пересадке почки, появился выбор. Операции полного цикла начали проводить в Больнице кыргызско-турецкой дружбы. До этого хирургическое вмешательство успешно проводили в Национальном центре охраны материнства и детства (НЦОМиД). Но до недавнего времени оставались проблемы с проверкой органов и тканей на совместимость, пациентам приходилось выезжать для этого за границу. Теперь и этот анализ стал доступен.

Первый опыт

Впервые операцию по трансплантации почки в республике провели врачи Научно-исследовательского института хирургии сердца и трансплантации органов (НИИХСиТО) еще в 2012 году. 22-летнему парню пересадили почку его матери. Руководил процессом наш соотечественник Эркин Орозакунов, работающий в то время в ведущей клинике Турции.

Через несколько дней после этого такую же операцию провели в НЦОМиД при участии специалистов из Беларуси. Они приезжали в Бишкек до 2016 года, за это время успели прооперировать 15 пациентов, в том числе и 22-летнюю Айшу Темирбек кызы.

Как жить после

Дату операции она запомнила надолго — 25 февраля 2014-го. Серьезных проблем со здоровьем у девушки не было. Все началось с осложнений после гриппа.

«Через год после этого я попала на гемодиализ (процедура очищения крови от токсичных веществ при помощи аппарата «искусственная почка». — Прим. 24.kg), посещала его около 5 месяцев. Начали планировать пересадку в Турции, отправили мои данные, нас там уже ждали. Нужно было собрать $30 тысяч, но мы не смогли осилить такую сумму, поэтому отказались от этой идеи», — поделилась своими воспоминаниями Айша.

Однажды в гостях она познакомилась с доктором-нефрологом, которая рассказала про хирургов из Беларуси, и сразу начала готовиться к операции. Часть анализов сдала в Бишкеке, часть — в Беларуси. Донором стал брат.

«С мамой и папой у нас не совпала группа крови, у родных сестер тогда еще не было своих детей, поэтому стать донорами они не смогли. За операцию мы заплатили около $7 тысяч. Собрать деньги мне помогли односельчане и другие неравнодушные люди, за что я им очень благодарна», — отметила собеседница.

Сейчас, по ее словам, у нее все хорошо, старается беречь себя, продолжает наблюдаться у докторов, принимает иммуносупрессоры (препараты против отторжения пересаженного органа).

После трансплантации Айша вышла замуж и родила троих детей, больше не разрешают медики.

«Белорусские врачи после операции сказали, что можно будет родить троих. Так и вышло. Старшему сыну скоро исполнится 8 лет, среднему сейчас 5, а младшему 2 года. Я работала в детском саду, но после рождения третьего сына ушла в декрет. Сейчас снова планирую куда-нибудь трудоустраиваться, — надеется женщина. — У меня два диплома, оканчивала экономический и педагогический».

36-летнюю Бурул прооперировали в НЦОМиД 25 июля 2023 года, до этого она ходила на гемодиализ почти шесть лет. Как только женщина решилась на операцию, то изначально знала: пересадку будет делать на родине, ведь не зря говорят, что дома и стены помогают.

«Проблемы с почками у меня начались внезапно. В 2017 году я три раза подряд переболела гриппом в тяжелой форме. После этого перестало слышать одно ухо, обратилась в больницу, там измерили давление, оно оказалось сильно повышенным. Терапевт отправила на анализы, так и диагностировали заболевание почек. Сначала нефролог прописал лекарства, но это не дало эффекта, и в апреле 2018-го я впервые попала на диализ на коммерческой основе, платила 5,5 тысячи сомов за сеанс, позже перевели на бюджет», — вспоминает Бурул.

Жизнь на диализе, по ее словам, сильно ограничена. Работу в салоне красоты пришлось бросить...

Операция по пересадке прошла успешно. Донором стала мама Бурул. Подготовка шла в Бишкеке, но анализ на совместимость отправляли в Турцию.

«Я очень благодарна нашим врачам, Мирбек Турсунбекович (Байзаков) и днем, и ночью находился рядом со мной. Жизнь заиграла другими красками, у меня изменилась кожа, внешний вид, состояние в целом улучшилось, — с улыбкой говорит Бурул. — Можно даже запланировать на будущее путешествие, о котором я давно мечтала, но не могла себе позволить из-за того, что не знала, как вообще «диализники» путешествуют. Я очень рада, что сделала операцию. На первое время купила себе необходимые препараты, но в дальнейшем надеюсь на помощь государства».

Вопреки сложностям

С 2018-го НЦОМиД самостоятельно провел более 40 пересадок почек, в том числе более десяти в 2022 году и семь в 2023-м. Последняя операция была в июле.

За все время у двух пациентов произошло отторжение пересаженной почки, но 100-процентную гарантию не даст ни одна клиника в мире.

В НИИХСТО выполнили десять трансплантаций самостоятельно. Из них был один летальный случай, но, по словам докторов, не связанный с самой пересадкой, у пациента была вирусная инфекция. Последнюю операцию там сделали в 2015 году. Потом встал вопрос с регистрацией препаратов для иммуносупрессии, и процесс приостановили.

Необходимое оборудование для проверки органов и тканей на совместимость появилось в стране только летом 2023 года.

При этом в Минздраве почему-то заявляют о том, что рассмотрят вопрос, продолжится ли трансплантация в НЦОМиД после ее запуска в Больнице кыргызско-турецкой дружбы. Ведь процесс может идти в двух больницах параллельно, а пациенты уже сами выберут, куда им идти.

Шанс на нормальную жизнь

По данным активиста ОО «Жизнь после трансплантации» Урана Ибраимова, в Кыргызстане на сегодняшний день на учете после пересадки органов стоят более 900 человек.

Подавляющее большинство из них оперировалось за рубежом. На трансплантацию почек наши граждане в основном выезжают в Турцию, печени — в Индию.

Количество пациентов с каждым годом растет. Сегодня более 2 тысяч человек находятся на хроническом гемодиализе и нуждаются в пересадке. Причин потерь функций почек, по словам медиков, много, в том числе врожденные патологии, сахарный диабет, инфекционные заболевания и другое. Зачастую люди запускают свое здоровье и слишком поздно обращаются к докторам, поэтому медики призывают регулярно ходить на профилактический осмотр.

Остается актуальным и вопрос послеоперационной реабилитации. По мнению Урана Ибраимова, для развития службы нужно создать отдельный центр трансплантации органов, где бы вели комплексную работу — подготовку пациентов к операции, саму пересадку, а после нее реабилитацию и регулярное наблюдение граждан, а также выдачу препаратов.

«После пересадки люди часто болеют. Если врач изначально подготовил больного, участвовал в операции, то ему легче вести этого пациента и дальше, ведь история болезни у него уже есть. У нас же оперируются люди в одном месте, а наблюдаются потом в Нацгоспитале, — заметил он. — Квалифицированных, подготовленных нефрологов-трансплантологов, гепатологов-трансплантологов, к сожалению, нет, как и государственных лабораторий, где бы мы могли сдавать анализы. Делать это нужно часто, а в частных лабораториях стоит очень дорого».