Kyrgyz Republic
This article was added by the user . TheWorldNews is not responsible for the content of the platform.

В Узбекистане происходит формирование династии Мирзиёевых?

В конце августа Шавкат Мирзиёев назначил своим помощником свою старшую дочь Саиду. Как сообщают разные СМИ, должность Саиды Мирзиёевой в новой структуре Администрации президента Узбекистана относится к числу наивысших постов. Ранее в «Озодлик» писали, что, согласно их источникам, должно состояться назначение Саиды Мирзиёевой на самый высокий пост в АП — первого помощника президента Узбекистана.

Вторым помощником Ш. Мирзиёева в реформированной АП стал Азиз Магрупов. Таким образом, в зависимости от необходимости, С. Мирзиёева, даже если она официально не будет первым помощником, теоретически может единолично возглавлять администрацию своего отца. Бывший глава Администрации президента С. Умурзаков стал лишь советником президента по особым поручениям. Скорее всего, эта рокировка произошла ради повышения политического статуса С. Мирзиёевой в Узбекистане. Об этом пишет политолог Талгат Мамырайымов:

Напомним, что с конца осени прошлого года С. Мирзиёева руководила сектором по коммуникациям и информационной политике АП, который подчинялся К. Алламжонову. Кстати, К. Алламжонов является соратником С. Мирзиёевой. Старшая дочь президента работала с К. Алламжоновым в Агентстве информации и массовых коммуникаций, Фонде масс-медиа, и затем они оба вернулись на работу в АП. Сегодня Комил Алламжонов возглавил лишь Департамент информационной политики обновленной Администрации президента. Иначе говоря, С. Мирзиёева по рангу теперь выше всех своих предыдущих непосредственных «шефов-начальников». Прозападный чиновник Сардор Умурзаков, по всей видимости, был сторонником либерализации узбекской политики в виде её децентрализации. И это, наверное, находило противодействие со стороны в первую очередь С. Мирзиёевой, имеющей свои властные амбиции. Радио «Озодлик» недавно упоминало о разногласиях, имевших место между бывшим главой АП С. Умурзаковым и Саидой Мирзиёевой.

В конце концов, Ш. Мирзиёев, вероятно, решил полностью отказаться от демократических экспериментов по преемственности своей власти. Тем самым, по сути, заложены основы для непосредственного формирования династии Мирзиёевых во главе Узбекистана. То есть Ш. Мирзиёев в транзите своей власти пошел по пути Азербайджана и Туркменистана. С той лишь разницей, что он формально начал данный процесс за много лет вперед. Кроме того, он свою власть, видимо, не прочь передать своему сыну — через старшую дочь, которая может играть роль и регента, если Миралишер Мирзиёев примет власть в слишком юном возрасте. Одним словом, Ш. Мирзиёев может еще готовить С. Мирзиёеву к управлению государством в свое отсутствие, либо в немощной старости, чтобы затем передать власть сыну Миралишеру.

Независимый узбекистанский аналитик Ринат Сагитов у себя в телеграм-канале «Голос Джельсомино» и на своей странице в Фейсбуке насчет назначения С. Мирзиёевой написал следующее: «Саида Мирзиёева назначена на должность помощника президента. Трудовой Кодекс Республики Узбекистан. Статья 121. «Ограничение совместной службы родственников в государственной организации. Запрещается совместная служба в одной и той же государственной организации лиц, состоящих между собой в близком родстве или свойстве (родители, братья, сестры, сыновья, дочери, супруги, а также родители, братья, сестры и дети супругов), если их совместная служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. Исключения из этого правила могут устанавливаться Кабинетом Министров Республики Узбекистан». В ответ на этот пост, по словам Р. Сагитова: «В телеграмме некий человек прислал с неизвестного мне аккаунта сообщение с требованием удалить данный пост и в ТГ-канале и Фейсбуке где он опубликован также и «не вякать». Я отказался что-либо удалять. Ничего я удалять не буду! Сообщение и чат общения незнакомец удалил, и заскриншотить его требования я не успел. Ничего удалять я не буду и не надейтесь»!

Косвенным признаком достижения статуса С. Мирзиёевой во властной иерархии Узбекистана наивысших позиций являются внешнеполитические сигналы. В частности, официальный представитель МИД РФ М. Захарова в прошлом году весьма комплиментарно отзывалась о деятельности С. Мирзиёевой. Так Мария Захарова в прошлом году оценила речь С. Мирзиёевой в поддержку учителей, когда та призвала прекратить «делать из учителей прислугу». Выступление С. Мирзиёевой отметил так же вице-спикер российской Госдумы Б. Чернышов: «В преддверии Года педагога и наставника в России эти вопросы актуальны и для нашей страны. Мы должны поддерживать наших учителей, которые являются нашей гордостью. Только так мы сможем вернуть российскому образованию былое величие». Депутат Госдумы А. Кирьянов заявил: «Речь Саиды Мирзиёевой нашла активный отклик. И это символично, потому что следующий год в России объявлен Годом педагога и наставника…».

Данное выступление С. Мирзиёевой поддержали и другие представители российского истеблишмента, что, возможно, является не случайным фактом. К слову, С. Мирзиёева защитила диссертацию кандидата экономических наук в России. Она свою кандидатскую диссертацию по экономике в 2021 году защитила ни много ни мало, а в МГУ имени М.В. Ломоносова. По всей видимости, эта «защита» произошла «по блату», который обычно санкционируется на высоком уровне, призванном показать близость Москвы и Ташкента. Собственно, с самого начала прихода к власти в Узбекистане Ш. Мирзиёева Москва, можно сказать, стала активно воздействовать на принятие государственных решений узбекской власти.

Как известно, в середине августа Джо Байден пригласил Ш. Мирзиёева и других лидеров ЦА в Нью-Йорк на сентябрьский (19 или 20 сентября) 1-й саммит «Центральная Азия-США». При этом Байден пригласил: «Кроме того, для нас было честью приветствовать вашу дочь Саиду [Мирзиёеву] в Белом доме в начале этого года. Ее активность и ваша смелая решимость криминализировать гендерное и домашнее насилие заслуживают похвалы». А это уже явный сигнал того, что С. Мирзиёева рассматривается в Ташкенте как потенциально главный кандидат на пост президента Узбекистана в будущем. В этой связи отметим, что весной этого года С. Мирзиёева в Вашингтоне встречалась с помощником Байдена и директором американского президентского совета по гендерной политике Дженнифер Кляйн.

Таким образом, не исключено, что Ш. Мирзиёев в качестве варианта «транзита» рассматривает передачу власти своей старшей дочери Саиде. Не исключено, что именно по этой причине она в последнее время активно пиарится, занимается легитимизацией всего спектра прав женщин в узбекском обществе. С. Мирзиёева является «главным» актором в Узбекистане политики гендерного равенства, по сути, направляя гендерную политику в стране. С. Мирзиёева в АП с прошлого года занималась продвижением либерального законодательства по близким ей темам: правам женщин и образованию. Соответственно, узбекистанские СМИ активно освещали этот процесс. Её усилия по развитию прав женщин в Узбекистане активно поддерживают разные известные люди, тем самым, создавая позитивный пиар для всего данного процесса. В целом, в последнее время Саида Мирзиёева часто выступает на официальных мероприятиях, как самый настоящий публичный политик, делает разные значимые для общества заявления, особенно по резонансным делам уязвленных прав женщин.

Однако узбекская элита, как и подавляющая часть узбеков, придерживается патриархальных ценностей, и, следовательно, может не принять С. Мирзиёеву в качестве следующего президента Узбекистана. Как бы то ни было, но можно подготовить общество к такому сценарию. Тем более, что узбекское общество в большинстве своем тяготеет к патернализму, выученной беспомощности, ибо боится свободы выбора и ответственности за него. Поэтому примечательно, что С. Мирзиёева всё чаще стала говорить о важной роли женщин в жизни общества и страны. К примеру, в таком стиле: «Образованный сын — опора родителей, образованная дочь — оплот всей нации». А это уже заявка на то, чтобы быть «оплотом» узбекской нации.

И в этом процессе в Узбекистане вполне возможно, что начнут активно обращаться к соответствующему политическому опыту других мусульманских, патриархальных, стран. Благо, что в отдельных мусульманских государствах были случаи успешного правления женщин, например, турецкого премьера Тансу Чиллер, Шейх Хасина Вазед — премьер-министра Бангладеш. Первая женщина-президент Сингапура Халима Якоб является первым в мире президентом, носящим хиджаб. В Кыргызстане переходным президентом была Р. Отунбаева. Есть факты, когда в мусульманских странах дочери перенимали власть своих отцов. В частности, дочь первого президента Индонезии А. Сукарно Мегавати Сукарнопутри была 5-м президентом Индонезии. И нельзя сказать, что все эти страны на голову либеральнее Узбекистана. Впрочем, уже сегодня в узбекистанском обществе С. Мирзиёеву величают «узбекской принцессой», то есть возможной будущей «королевой»…