Russia

Актриса Марина Коняшкина: Не хочу быть рабом инстаграма

Актриса Марина Коняшкина: Не хочу быть рабом инстаграма
Марина Коняшкина, фото из архива актрисы

Марина Коняшкина родилась в Минске. Окончила Щукинское театральное училище. У неё больше 60 ролей в кино. Зритель знает актрису по работам в таких фильмах и сериалах, как «Глубокое течение», «Амазонки», «Пусть говорят», «Космонавтика», «Билет на двоих», «Дети Водолея», «Карина Красная», «Пока живу, люблю», «Чёрные кошки», «Питер-Москва», «Лучше не бывает», «Неподкупный», «Завтрак в постель», «Злоумышленница», «Училка», «Город влюблённых», «Союз спасения» и др.

- Марина, вы помните тот момент, когда решили стать актрисой?

- Я посмотрела КВН наших соперников в школе, он был очень хорош. Захотелось разобраться, в чём дело, и мне указали на  участника, который, как оказалось, занимался в театральной студии. И все фишечки, которые мне так понравились, шли оттуда, из той студии. Плюс я узнала, что с этой студией ребята объездили много городов и стран. Они побывали во Франции, Швеции. И я подумала – ничего себе, вот чем мне надо заниматься! 

- Чем вам была интересна ваша первая главная роль в сериале «Глубокое течение»?

- Так как это моя первая работа в кино, она была мне интересна всем. А ещё то, что фильм снимался в Беларуси, а я уже тогда училась на втором курсе в институте им.Б.Щукина в Москве, давало мне шанс провести время дома. Режиссер Маргарита Наумовна Косымова, надо сказать, заметила меня ещё в театральной студии, до поступления в «Щуку». В общем, всё очень удачно для меня сложилось.

- Красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- Скажу без кокетства, я всё время переживала насчёт своей внешности. Я была не самой привлекательной девочкой в классе. У нас все были такие красотки! И в театральной студии  говорили, мол, Маринка будет брать явно не внешностью. Чему я в результате очень рада. 

- Чему вы специально обучались для сериала «Амазонки»?

- Мы играли следователей, и у нас были консультанты на площадке. У меня возникали, скорее, сложности с терминологией. Зато теперь я на всю жизнь запомнила, что такое «странгуляционная борозда». Она остаётся на шее, когда человека душат.

- Вы много снимались в мелодрамах. Почему этот жанр так популярен в России?

- Просто зрителя, как и себя и своего ребёнка, надо воспитывать. Этот жанр стал так популярен  у нас благодаря бразильским мелодрамам. Мы всё время на что-то ориентируемся. Вот Запад сейчас стал снимать крутые сериалы, и мы, в свою очередь, развиваем эту индустрию. Появились интернет-платформы. И это хорошо.

  Что касается мелодрам, многим  хочется после тяжёлого рабочего дня отвлечься, посмотреть что-то лаконичное. Но нам ТВ особо больше ничего и не предлагает. И ты невольно втягиваешься в эту мелодраматическую волну. Я не говорю, что это плохо, ведь и среди этого продукта много достойных работ! 

- Вам, наверное, часто приходилось плакать в мелодрамах. Как вызываете слёзы?

- У меня нет никакой особой техники. Я против техники, когда актёр может заплакать в любой момент, не зависимо от контекста. Вообще плакать должен зритель. Мы всё время смещаем акценты. И многим кажется, что количеством слёз измеряется талант. Но это не так. Если меня история трогает, то, конечно, у меня возникают чувства, и я легко могу заплакать. Если нет, я не буду фальшивить. Я найду другие краски. Вообще заплакать – самое простое. Человек плачет тогда, когда смирился, принял обстоятельства. А если мы говорим о  настоящей боли, о трагедии, то, знаете, обычно говорят -  поплачь, поплачь, будет легче. А не получается... Понимаете?

- Вы снимались в сериале «Пусть говорят». А как вы в жизни относитесь к телешоу с таким названием и вообще к подобным передачам?

- Лично я не принимала в них участия. Это не мой формат. Для меня выносить собственный сор из избы – противоестественно. А тем более принимать участие в обсуждении чужих проблем в качестве эксперта. Но существует пласт людей, которым это интересно. 

- Вы сами что смотрите по телевизору?

- Папа подарил мне прекрасный телевизор, но у меня пока нет антенны, и я его использую как компьютер.

- А сколько у вас подписчиков в инстаграме?

- Немного, 14 тысяч. Я его особо не развиваю, у меня нет менеджера. Я ничего там не рекламирую. Так, время от времени выкладываю фотографии, пишу что-то. Ведение социальных страниц отнимает колоссальное количество времени. Так что, если я займусь этим всерьёз, то просто стану рабом инстаграма. Нет, я лучше прогуляюсь или книгу почитаю.

- В фильме «Космонавтика», где вы снимались, герой резко меняет свою жизнь, решив стать космонавтом. Вы могли бы бросить всё и стать кем-то другим?

- Я сейчас об этом как раз размышляю. Понимаете, я закисаю, если чего-то нового не происходит в моей жизни долгое время. Впрочем, в моей профессии всё это и так заложено. Новые роли, съемочные группы, города. Просто мне постоянно необходимо развиваться. Я вот недавно поступила в МГУ, на отделение «арт-рынок». Но группа по этому направлению не набралась и, к сожалению, я пока не смогу там учиться. 

- В фильме «Карина Красная» ваша молодая героиня выходит замуж за зрелого, состоятельного мужчину. А как вы в жизни относитесь к подобным мезальянсам?

- Я положительно отношусь к любви, и если люди любят друг друга и у них существует разница в возрасте, это неважно. Я даже не буду осуждать девушку, если она выходит замуж за мужчину по расчёту. Я же не знаю бэкграунд этого человека. Значит, это их путь, и им его надо для чего-то пройти.

 

- Вы много снимались в Украине. Сейчас вас туда пускают без проблем?

- Сейчас мне въезд туда закрыт. Я снималась в Крыму. Это был проект «Завтрак в постель». Съёмки проходили в Ялте. А до этой ситуации я очень плотно работала в Украине, может, им нравились мои белорусские корни, не знаю. Но начала я там сниматься давно, ещё до всех конфликтов, с 2008 года. Последний проект мы снимали в Черновцах, это Западная Украина.  Нас пугали и призывали быть осторожными, но добрее людей, чем там, я не встречала.

- Вы жалеете, что вам закрыли въезд?

- Ну, конечно, жалею. Грустно, что пока не смогу посетить Украину. Но, с другой стороны, я теперь больше работаю, находясь недалеко от дома и своих близких.

- Что входит в ваш райдер?

- У меня минимальные требования. Машина, актёрский вагончик. И негазированная вода. Всё.

- В фильме «Трюкач» вы играли каскадёра. Приходилось выполнять какие-то трюки самостоятельно?

- Каскадёрская команда там была очень сильная. Это русские ребята, но они работают в Голливуде. И я понимала, что мне нельзя ударить в грязь лицом. Там была сцена, когда моя героиня сгорает заживо в машине. В общем, разбили машину, и меня надо было в ней перевернуть, я должна была висеть вверх ногами. Я не люблю американские горки, и для меня было страшно просто перевернуться. А потом мне надо было часа три висеть вниз головой, прикованной к креслу. Рядом летели осколки. Вокруг машины был разлит бензин, который потом поджигали, и он горел перед моим лицом. Это было очень неприятно, но я справилась

- Насколько глубоко вы погружаетесь в персонаж, приступая к тем или иным съёмкам?

- Я всегда радуюсь, когда это необходимо. Когда надо проделать работу для роли. Одна из ещё не вышедших моих работ– сериал «Близнец», где я сыграла сотрудницу ГРУ. Я занималась с каскадёрами. Училась правильно держать пистолет, как его доставать, приседать, когда ты стреляешь. И плюс там ещё были сцены, когда на каблуках приходилось довольно быстро бегать. Я занялась интенсивно спортом, бегала каждый день, чтобы стать выносливой. Конечно, посмотрела фильмы про женщин-героинь, типа «Никиты» Люка Бессона. Много читала про их психологию.    

 Или, например, взять недавний фильм «Союз спасения». Меня в нём в качестве жены Трубецкого – буквально 9 секунд. Но сколько я прочла про Екатерину Ивановну! Пересмотрела, естественно, «Звезду пленительного счастья». Прослушала много лекций про жён декабристов. Это было прекрасно. Восполнила какие-то свои пробелы, что-то заново открыла для себя.

 Например, я узнала, что Екатерина Трубецкая одна из немногих жён, которая была посвящёна во все дела декабристов с самого начала. У них была преданная любовь с Трубецким. Она была с ним от начала и до конца. Что интересно, Трубецкая начала оформлять документы на ссылку в Сибирь ещё до того, как произошло восстание декабристов. Екатерина Ивановна понимала, что таким образом может все закончиться. В общем, подготовительный процесс – это порой самое интересное!