Russia

Евгения БРИК: я осторожно отношусь к похвале

— Чем для вас будут памятны съемки в «Фантоме»?

— Я всегда хотела поучаствовать в проекте, связанном с мистикой и фантастикой. Тем более что я, как и многие, фанат фильма «Привидение», знаю его почти наизусть. И когда меня пригласили в «Фантом», первая ассоциация родилась именно с «Привидением». Но у нас история еще более сложная и глубокая, много героев и сюжетных линий. Нам с Денисом Шведовым, который играет моего мужа-призрака, во многих сценах нужно было существовать и взаимодействовать совершенно необычно, часто не видя и не имея возможности касаться друг друга. Моя героиня Вера, капитан полиции, вначале уж точно не верит в существование призраков. И это, пожалуй, самый незабываемый опыт, ведь безумно интересно создавать персонажей, кардинально меняющихся на протяжении истории.

с дочерью Зоей

 Какие еще сложности пришлось пережить в процессе съемок?

— Я очень боюсь на съемках таких моментов, как выстрелы и отлетание гильз, все это вызывает у меня панические атаки. Не знаю, как я когда‑то в Минске доснялась в военном фильме, где все время стреляли, реально хотела с него сбежать. Я с детства в этом плане жуткая трусиха, напуганная историей про сына Брюса Ли — Брэндона Ли, которого застрелили на съемочной площадке в 28 лет. Так что у меня есть реальная фобия — погибнуть на съемках от какой‑нибудь отлетевшей гильзы или пистолета, случайно заряженного настоящими патронами. Когда рассказываю, это кажется забавным, но на самом деле я всегда все проверяю по несколько раз, тут у меня налицо проблема перфекционизма. Но при этом довольно часто я оказываюсь права и нахожу огрехи. Когда очень много людей на площадке, кто‑то может что‑то не проверить, ту же страховку, а я пять раз переспрошу каскадеров: «Вы точно проверили эту веревку, она не оторвется?» Бывали случаи, когда моя дотошность спасала коллег от синяков, а то и более серьезных травм.

 В «Фантоме» вы впервые снялись со своей младшей сестрой Лерой, которая сыграла сестру вашей героини!

— Да, это стало вишенкой на торте! У нее есть опыт работы в кино, но такой масштабный проект — впервые, к тому же он наш первый совместный. Лера вообще много помогает мне в работе, снимает видеопробы, она знает все мои возможности, что я могу и не могу. Но когда мы оказались вместе на съемочной площадке, я очень волновалась, и она тоже. У нас разные фамилии, и, когда Лера проходила пробы, никто не знал, что она моя сестра, ни продюсер, ни режиссер. Просто отметили: «Как хорошо, что актрисы у нас так похожи между собой!» Когда сказали, что еще и маму похожую нашли, я уж заволновалась: не мою ли? (Смеется.)

с сестрой Лерой

 Сестра, глядя на вас, стала актрисой?

— У Леры не было, как у меня, уверенности с самого детства, что она хочет стать актрисой. Она музыкант, окончила Гнесинское училище, играла на скрипке с пяти лет. Лера училась у сестры Мстислава Ростроповича — Вероники Леопольдовны, к которой мы возили ее на Смоленскую площадь все детство. Мы все были уверены, что Лера свяжет свою жизнь с музыкой. В итоге она поработала в оркестре, потом училась во ВГИКе на звукорежиссера, но поняла, что это не совсем ее, и пошла дальше. Лера придерживается западной модели, она из того поколения, которое в отличие от нас позволяет себе жить более свободно и не бояться пробовать. В итоге года в 22 сестра пошла учиться в Московскую школу кино на актерский курс к Ингеборге Дапкунайте. Перед этим она меня спросила: «Женя, я могу попробовать, как ты считаешь?» Я ее, конечно, поддержала: «Еще бы, дерзай!» В итоге Лера стала лучшей на курсе и убедилась, что нашла свою дорогу в жизни, к которой ей пришлось идти окольными путями.

 Как у вас в детстве складывались отношения? Ведь наверняка родители просили помогать, посидеть, понянчить, а подростки очень не любят такие обязанности.

— У нас с сестрой разница в 11 лет, но мама никогда не просила меня помочь ей в уходе за сестрой. Она сама с нами все время находилась и старалась ничем меня не нагружать, говорила: «У тебя столько уроков, музыкальная школа, английский». Наоборот, посидеть с сестренкой было для меня отдыхом и разгрузкой. Мы до сих пор с Лерой вспоминаем, как любили смотреть вместе мультфильмы, причем я была уже здоровой 13‑14‑летней девахой, а она совсем малышкой. Наши любимые мультики — «Домовенок Кузя» и «Красавица и Чудовище» — мы знали наизусть, пересматривали по сто раз. А вот уже сейчас Лера просто невероятно помогает мне с Зоей, отдавая ей огромное количество любви, времени и внимания. С нетерпением жду, когда сестра станет мамой и я смогу так же заботиться о племянниках. Съемки «Фантома» проходили параллельно со съемками еще одного сериала — «Бомба», и у меня вообще не было выходных. Зоя в это время была со мной в Москве, приезжала на площадку, но, конечно, не могла находиться там 12 часов рабочего дня. Валера тогда тоже работал, и нас спасала Лера. Мы настолько с ней близки сейчас, что я ощущаю ее как своего близнеца, мы не можем друг без друга, созваниваемся по 50 раз в день. Причем такое ощущение, что Лера старше меня в плане мудрости. Она очень сосредоточенная, умная, не такая эмоциональная, как я, более собранная и способна быстро принимать правильные решения, я восхищаюсь своей сестрой! И Зоя каждый раз поддакивает: «Вот, мне тоже уже 11 лет — как у вас разница в возрасте, чтобы ты родила мне такую же сестренку!»

кадр из сериала «Фантом»

 Прежде чем согласиться на участие в новом фильме, вы советуетесь с супругом? Насколько он контролирует вашу работу вне его проектов?

— А он и в своих проектах ничего не контролирует. (Смеется.) У нас не происходит дома обсуждений такого плана, что у Валеры новый проект и какая роль мне бы там подошла. Например, приглашение на пробы на роль Анны Галеевой в сериал «Бомба», где Валера был продюсером, я получила письмом от режиссера Игоря Копылова. Мне было приятно, что Игорь увидел меня в сериале «Садовое кольцо» и решил пригласить. Потом были пробы с Женей Ткачуком и Витей Добронравовым, и дальше все решалось по ним. С мужем я, конечно, делюсь какими‑то вещами, которые мне интересны, но не считаю себя вправе давать читать сценарии чужих проектов. Да и использовать его время для своих личных нужд мне тоже как‑то не хочется. Скорее, я могу на каком‑то вербальном уровне поделиться чем‑то избирательно, но не грузить всем, что мне предлагают.

 А супруг вообще щедр по похвалу, часто можете услышать от него лестную оценку своей работы?

— Валера всегда все по делу говорит. Я сама такой человек, что очень осторожно отношусь к похвале. Мне важнее, чтобы сказали что‑то такое, что мне поможет в дальнейшем, чтобы честно и объективно оценивали, отмечая как удачи, так и недочеты. Естественно, что Валера считает меня прекрасной актрисой, и, когда у него есть подходящая роль, он мне ее предлагает. Так же и я: считаю своего мужа очень большим режиссером и счастлива с ним работать. Но это не значит, что мы друг друга только хвалим и со всем соглашаемся. Очень часто бывает, что Валера первым смотрит фильмы с моим участием: например, «Эти глаза напротив» он увидел первым и похвалил. И после этого мне было уже спокойно его смотреть.

 Вы готовитесь к съемкам  — диета, тренировки, спортзал? Или довольны своей физической формой?

— Перед пандемией я только успела пристраститься к тайскому боксу, радовалась тому, что наконец‑то полюбила какой‑то спорт. И еще решила пойти потренироваться к гимнастке Самире Мустафаевой, которая за несколько занятий сажает людей на шпагат. Успела сходить только на одну тренировку, и нас всех посадили на карантин. Так что со спортом мне пришлось пока попрощаться, но дома по утрам стараюсь делать гимнастику по той же методике Самиры Мустафаевой, всем ее рекомендую. Освоила для себя уроки онлайн и поняла, что все возможно, главное — желание. Стараюсь и дочь в это вовлекать, потому что она, бедная, сутками сидит за школьными занятиями по зуму. А это все губительно и для глаз ребенка, и для здоровья в целом, так что дистанционка меня очень расстраивает. Зоя в прошлом году впервые попробовала поучиться в московской школе, а сейчас занимается с русскими педагогами по зуму три раза в неделю русским, математикой, литературой, изо — мы выбрали предметы, которые ей интересны. Но она и раньше ходила в Америке в русскую школу по субботам и воскресеньям, для нас это важно. Зоя в совершенстве знает как английский, так и русский язык, и не дай бог, чтобы он потом стал отставать. Надеюсь, скоро пандемия пойдет на спад, мы вернемся в Москву, и в следующем году Зоя будет учиться в столичной школе.

С мужем Валерием Тодоровским и дочерью Зоей

 А ей самой какая школа больше нравится — русская или американская?

— Здесь, в Лос-Анджелесе, все школы одноэтажные — в связи с возможными землетрясениями. Здания небольшие и забавные, я поначалу даже не поняла, что это школы. И когда в московской школе нужно было каждое утро подниматься на четвертый этаж с тяжелым рюкзаком, полным учебников, Зоя была, конечно, потрясена. В Лос-Анджелесе такого нет, все учебники оставляют в классе, тетрадок нет вообще, дети все пишут на отдельных листочках, что нам очень непривычно. В русской школе больше строгости и дисциплины, больше домашних заданий, а в Америке серьезная учеба начинается только после пятого класса, до того считается начальная школа. Потом будет middle school, и вот там сразу начинают задавать столько, что почти у всех детей сразу случается депрессия. А уж про старшую — high school — я вообще молчу, там как в университете. Единственный плюс — со средней школы можно выбирать себе предметы, которыми ты хочешь заниматься, которые тебе наиболее интересны.

 Насколько пандемия ограничила вашу свободу? Что у вас сейчас происходит?

— Я, конечно, очень волновалась за своих близких в Москве — бабушке исполнилось 98 лет, у мамы слабые легкие, мысли о них были большим стрессом. Тут, в Лос-Анджелесе, месяца три-четыре мы вообще не ходили в магазины, все заказывали на дом, тщательно мыли упаковки. Жизнь изменилась кардинально, раньше люди шли навстречу друг другу и здоровались с улыбками, а сейчас все отскакивают и обходят за несколько метров. В отличие от Москвы, которая летом полностью открылась, люди ходили и обнимались без масок, в Лос-Анджелесе никто не расслаблялся. Люди постоянно носят маски, все заведения закрыты, работают только уличные веранды и на вынос, все мероприятия запрещены, дети учатся по зуму с марта. Закрыты даже все торговые центры, у нас работает только один, который расположен на улице. Жизнь стала совсем другой, и у меня до сих пор сохраняется ощущение, что мы все снимаемся в фильме ужасов. Но благодаря предпринятым мерам у нас снизилась заболеваемость, все спокойно, в том числе и в больницах.

 Вашей семье длительное пребывание дома пошло на пользу?

— Конечно, жизнь изменилась, но мы стараемся извлекать из ситуации и положительные моменты. Стали с Зоей много заниматься музыкой, а ведь я столько лет не подходила к фортепиано. Сейчас выучила уже половину «Времен года» Чайковского, представить себе не могла, что смогу играть на таком уровне. И Зоя почти все произведения «Детского альбома» Чайковского за это время осилила. Посмотрели сериал про шахматистку и решили с дочкой заняться шахматами, тем более что я все детство играла в них с папой. Много читаем на русском и на английском, и за всеми этими делами день пролетает так быстро, что не успеваешь заметить.

с дочерью Зоей

 Валерий тоже работает, не успевает заскучать дома?

— Да, он, правда, еще и в Москву летал, был на ММКФ, представлял свой фильм «Гипноз». Очень много там работал, у него, как всегда, в разработке сразу несколько сценариев — и режиссерских, и продюсерских проектов. Весной у Валеры должны начаться первые съемки. Работа у него кипит так, что он начинает звонки с редакторами и сценаристами с пяти утра, когда в Москве наступает вечер.

 Впервые вы приехали в Лос-Анджелес 12 лет назад, за эти годы сильно изменились, почувствовали себя американкой?

— Американкой себя, наверное, только Зоя может чувствовать, она здесь родилась, для нее это вторая родина. Москву она тоже очень любит и всегда туда рвется, но большая часть ее жизни прошла в Америке. Для нас с Валерой Лос-Анджелес стал очень дорог, но он никогда не станет таким родным, как Москва. Я все время скучаю по ней, и, если бы сейчас можно было взять и поехать, я бы в ту же минуту сорвалась. Хотя здесь, конечно, много преимуществ, одно из них то, что в Лос-Анджелесе всегда тепло. Правда, по вечерам мы сейчас гуляем с собаками в зимних куртках, здесь тоже наступила своя зима, с ветрами и холодами, правда, без снега и слякоти. Вчера вечером лежали с Зоечкой, вспоминали Москву, и она чуть не плакала: «А я так хочу и этот снег, и слякоть!»

 Откуда у девочки, родившейся в Америке, тоска по России?

— Она много времени проводила в Москве, первый раз мы ее привезли в год, и где‑то до двух с половиной лет Зоя росла в России. Потом мы уезжали и возвращались регулярно, Зоя каждое лето проводила в Москве по три месяца и зимой по паре месяцев. И русское начало в ней проявляется очень явно. Ребенок обожает смотреть старые советские черно-белые фильмы, из любимых — «Берегись автомобиля» или «Ох уж эта Настя». Даже нам с Валерой дочка умудряется находить такие фильмы, что мы еще не видели. Например, «Урок литературы» с молодым Евгением Стебловым, абсолютный приквел «Географ глобус пропил» из 60‑х годов.

 Пять лет назад Зоя впервые снялась в мистическом сериале «ОА» для канала Netflix. Сейчас ее актерская карьера продолжается или появились другие увлечения?

— В любом случае дочь не сосредоточена только на кино, хотя на следующий год ее уже утвердили на главную роль в фильме-катастрофе, съемки которого будут проходить в Москве. Здесь, в Америке, она ходит на какие‑то пробы, снялась в нескольких симпатичных короткометражках, которые побывали на множестве фестивалей. Перед пандемией пробовалась в несколько проектов, но все съемки были остановлены. Но я знаю, насколько опасно, когда ребенок начинает думать только о своей кинокарьере. Всегда очень этого боялась, зная множество трагических примеров, какой драмой все это может закончиться. Постаралась дочке объяснить на своем примере, как часто меня не берут в те проекты, где бы я хотела сняться. Потому что больше подошла другая артистка и пазл сложился с ней. Зоя весьма продвинутая девочка для своего возраста, она прекрасно понимает, каково получить роль в нашем мире, где огромное количество людей отдают свою жизнь этой профессии. После первых съемок у Зои тут же появился агент, который предлагал нам ходить на кастинги чуть ли не каждый день, но я это пресекла. Сказала: «Нет, мой ребенок будет учиться, заниматься музыкой и лишь иногда, для удовольствия, где‑то сниматься. Но превращать жизнь в бесконечную гонку мы не будем». И Зое я сразу сказала, что если она решит стать актрисой, то приедет в Москву и поступит в театральный институт. И это будет ее взрослое, осознанное решение в 17 лет.

с мужем Валерием Тодоровским

 Зоя интересуется творчеством своего дедушки — Петра Ефимовича Тодоровского — и родителей, высказывает свое мнение?

— Еще бы! Она «Военно-полевой роман» посмотрела лет в пять или шесть и запомнила его отлично. А уж Валерины фильмы она вообще все пересмотрела, и не по одному разу. Причем Зоечка может уже давать мне советы, что делать, как сыграть! А сколько раз она помогала мне делать пробы для иностранных проектов! Были смешные моменты, когда рядом не было ни Леры, ни Валеры, а мама на английском не может мне быстро текст подкидывать. Это делает Зоя и параллельно снимает все на телефон. Потом мы отправляем пробы моему агенту Ричарду Куку, после чего он мне сообщает: «Женя, продюсерам очень понравилось, но они не понимают, что за детский голосок на том конце тебе говорит текст? Неужели это Зоя? (а он знает Зою, так как был и ее агентом) Продюсеры захотели ее увидеть, как она это делает!» А еще у Зои потрясающая память, она может вспомнить такие детали из фильмов, которых не помним мы.

 Кстати, а как Зоя распоряжается своими гонорарами?

— У нее все лежит в банке, и она мечтает, что потом на них купит, когда станет взрослой. Тут ведь в Америке как — помимо гонораров за съемки, за каждый показ серий, в которых она снималась, ей раз в год начисляются проценты, приходят банковские чеки. Вот эти деньги она снимает и что‑то себе покупает, а большую сумму никогда не трогает. Насмотрелась своего любимого фильма «Назад в будущее» и мечтает купить себе летающую машину. Надеется, что такие появятся через пять лет, когда она сможет получить права.

 Вы не раз признавались, что хотите еще одного ребенка, да и Зоя, как говорите, просит сестренку. Пандемия не подтолкнула вас к тому, чтобы ускорить это событие?

— Это такой процесс, что ускорить его невозможно, как Бог даст, так и будет. А Зоя ждет как родных, так и двоюродных братьев и сестричек, когда наша Лера станет мамой. Сама я уже с некоторыми сомнениями смотрю на собственное будущее материнство, думаю, справлюсь ли? Хотя в Америке очень многие в сорок лет рожают первенцев. А у нас такой менталитет, что в сорок кажется чуть ли не неприличным уже рожать. Моя мама родила Леру в 32 года, и я помню, что ей было очень непросто. А мне в следующем году самой будет уже сорок…

 Для многих женщин эта дата равносильна жизненному кризису, и даже трагедии. А как вы к цифрам относитесь?

— Мне кажется, я сейчас нахожусь в том возрасте, когда стала себя максимально принимать такой, какая я есть, успокоилась и перестала кому‑то что‑либо доказывать. Сосредоточилась на жизни здесь и сейчас, на том, что мне дано, и радуюсь всему, что происходит. У меня нет никакого страха касательно старения, появления морщин и тому подобного. Страх у меня только один — здоровье моих близких людей.

 Несколько лет назад вы говорили: «Не знаю, а вдруг в сорок лет меня охватит паника и я стану что‑то себе колоть?» Как вы сегодня относитесь к разным новомодным процедурам, которые современные девушки чуть ли не с 20 лет начинают делать?

— Колоть я себе точно ничего не буду, особенно после того, как нашла в «Инстаграме» потрясающего мастера, благодаря которой смогла себя уже немного изменить. Она учит делать элементарный уход за лицом, который наглядно меняет его в лучшую сторону. Особенно если делать этот уход постоянно, как гимнастику. Вот, например, моя бабушка, которой сейчас 98 лет, всю жизнь делала по утрам полчаса гимнастику и принимала контрастный душ. А еще до 96 лет бегала по лесу с финскими палками! Пока у нее не случился инсульт в тот момент, когда я была на пробах в сериал «Бомба», не забуду тот день никогда. Это был самый страшный удар по нам с Лерой, да и по всей семье. Наша бабушка — наша муза и пример во всем. Она похоронила в 50 лет мужа — дедушку Женю, в честь которого меня и назвали, а потом единственного сына — нашего папу. И дальше она жила своими внучками — мной, Лерой и теперь еще и Зоей. Дочь очень гордится своей великой прабабушкой, которая научила ее жарить блинчики и еще многим вкусным рецептам! Помню, бабушка всегда говорила: «Надо быть здоровым и любить себя в первую очередь, чтобы не стать обузой для тех, кого ты любишь». Так что зачем мне думать о скором юбилее, когда у меня есть такой замечательный пример и ориентир. А 40 лет — это практически еще девочка, море сил и энергии, и роли гораздо интереснее, чем играть каких‑то 25‑летних фиф.

 С какими идеями и планами ждете следующий, 2021 год?

— Много всего на следующий год запланировано, но самое главное, что мы буквально вчера с Зоей и Валерой обсудили, — нам обязательно нужно поехать куда‑то отдохнуть. Слежу за «Инстаграмом» своих подруг актрис и восхищаюсь тем, что они всегда находят время поехать перезагрузиться, сменить атмосферу, ведь это так важно. Кто‑то скажет: да у вас в Лос-Анджелесе чем не отдых — океан рядом, что еще надо? Но нет, нам важно сменить обстановку и поехать куда‑то втроем, последний раз такой отпуск у нас был больше трех лет назад, когда мы ездили в Мексику. Очень надеюсь, что, как только откроют границы, мы уедем на пару недель для полной перезагрузки на Мальдивы. Это моя мечта! Мы были с Валерой на Мальдивах 15 лет назад, в самом начале нашей совместной жизни, и мне там очень понравилось. С тех пор у нас ни разу не выдалось возможности туда еще съездить, а ведь уже дочери 11 лет. И этот непростой 2020 год напомнил нам, что нельзя ничего откладывать на потом. Так что я Зое пообещала, что мы обязательно поедем туда, как только нормализуется обстановка в мире. Дочь очень хочет научиться кататься на серфе и увидеть тех невероятных рыб, что обитают в Индийском океане.

с дочерью Зоей

фото: Anokiart Photography / личный архив

Досье

Родилась: 3 сентября 1981 года в Москве

Образование: ГИТИС (мастерская Александра Збруева)

Семья: замужем за Валерием Тодоровским, дочь Зоя (11 лет)

Карьера: сыграла более чем в 40 фильмах и сериалах, среди них: «Стиляги», «Географ глобус пропил», «Оттепель», «Эти глаза напротив», «Адаптация», «Оптимисты», «Любовницы», «Одесса» и др.

Football news:

Pep Guardiola: Tuchel is an exceptional coach. I am sure he will succeed with Chelsea
Flick's future in Bayern is in doubt. He has a difficult relationship with Salihamidzic
Mikhailovich's autobiography - 🔥 Was friends with a criminal boss, rushed to the Inter locker room to deal with Ibra, defeated leukemia
Chelsea's chances of signing Alaba have increased since Tuchel's arrival. Real Madrid is also Interested in the player
Solskjaer about Greenwood: We're talking about the syndrome of the second season. I have always believed that 99% of the effort is 100% of the failure
Oscar: Salah at Chelsea was unstoppable in training, but on the pitch he was timid. Not enough confidence
Koeman on Barca's debts: We helped the club by lowering salaries. This situation is not only here - everyone is suffering because of the coronavirus