Russia

Григорий Меламедов, Этапы белорусской революции

Участники белорусской революции в последнее время словно бы проверяют сами себя, — не сливается ли протест. На самом деле, протест такого масштаба не может исчезнуть. Дело в другом. Есть много признаков, что в Беларуси первый этап революции заканчивается, и уже пора начаться второму, но этот переход  задерживается.

Первый этап, который еще продолжается, — действительно сугубо протестный. Это слом дореволюционной жизни, выдвижение требований. На протестном этапе сформировалась многомиллионная социальная база революции, выявилось активное ядро – несколько сот тысяч человек, у протестующих появилась своя этика, мировоззрение, сетевые организационные структуры, тактика. Стало ясно, что поддержка революции есть во всех социальных слоях, во всех регионах. Стало понятно, какие ресурсы есть у режима, а каких нет. Мы видим, как власть Лукашенко деградирует, — об этом свидетельствуют утечки информации с самого верха, многочисленные анонимные интервью силовиков, кадровая чехарда. Началась борьба за введение международных экономических санкций – один из главных ресурсов революции.

Но протест не равен революции, в нем всегда есть ограниченность. Протест является реакцией на действия власти, содержит требования к власти, однако еще не является борьбой за нее. Строго говоря, это еще не совсем политика, потому что политикой называется именно борьба за реальное управление страной.

Второй этап – протестно-политический, схватка за власть, –  это и есть то, что должно наступить, но еще не наступило.

Проблема в том, что на втором этапе нужен другой инструментарий. Никогда еще сетевые, децентрализованные структуры не захватывали власть. И хотя есть много теорий, будто такое возможно, на самом деле это только теории. Для настоящей политики нужна иерархическая структура – партия или блок партий. Неважно, как это называется. Польская «Солидарность» тоже была партией, даже если называла себя профсоюзом.

Нужны лидеры совсем другого типа, чем для протестов. Инфраструктура современного протеста основана на информационных технологиях и умении создать перформанс. Те, кто в этом силен, становятся лидерами улицы. На политическом этапе, помимо этих навыков, нужно многое другое. Например, способность убедить бизнес вкладываться в революцию. Или продумать, как быть с теми, кто ментально застрял в прошлом и держится за Лукашенко (давайте не будем преуменьшать, таких много). Задача в том, чтобы отчасти их переубедить, отчасти сделать так, чтобы в решающий момент они были пассивны. Есть много задач дипломатического характера. И всё это надо соединить с протестом.

На первый взгляд, здесь тупик, — белорусские оппозиционные политики сейчас либо в тюрьме, либо за границей. А Лукашенко привык торговаться, покупать признание собственной легитимности в обмен на освобождение политзаключенных. Это и есть сейчас нерв белорусской революции, — сломать привычный образ действий диктатора, добиться освобождения политзаключенных и безопасного возвращения вынужденных эмигрантов без уступок в вопросах его легитимности и его изоляции.

Откровенно говоря, пока нет ощущения, что освобождение арестованных и возвращение высланных режимом политиков стало приоритетным требованием протестующих. Всё время происходят какие-то другие события, захватывающие их внимание. Здесь много причин. Одна из них – возможное неверие, что в Беларуси есть по-настоящему сильные лидеры. Тем более, постоянно звучит мысль, будто лидеры не нужны. Или, будто бы протест породил новых лидеров, которые пока неизвестны, но в нужный момент выйдут из тени. Конечно, белорусам виднее, но они могут ошибиться. Пока политик не на своей земле и не на свободе, он не может раскрыть весь свой потенциал. Он, словно бы, светит отраженным светом, и люди не могут оценить его собственный свет.

При освобождении политзаключенных-заложников обычно используется три инструмента. Это тайная дипломатия, давление улицы и международные санкции. Первый инструмент лучше не обсуждать в публичном пространстве, пусть профессионалы делают свое дело. А вот соединить уличные требования с эмбарго, чтобы политики вышли на волю и смогли создать партийную структуру  – как раз главная задача момента. Более того, это единственный способ наполнить протест политическим содержанием, чтобы скорее продвинуться от протестного этапа к протестно-политическому и дальше к чисто политическому.

Кстати, кремлевские пропагандисты, посланные спасать Лукашенко, хорошо умеют забивать информационное пространство второстепенной чепухой, отвлекать от главного даже своих противников. Их конёк – не дать людям мысленно выстроить иерархию событий. Хочется верить, что белорусы не поддадутся на такие уловки.

Football news:

Zlatan is the last person I consider a racist. He loves me too much. Pogba on Ibrahimovic's clash with Lukaku
UEFA will make a final decision on the Euro 2020 format in April, not March
Rojo will move from Manchester United to Boca Juniors next week
Pogba on the reasons for the changes at Manchester United: No one cheats the team - does not run less or does not work out in defense
Aubameyang missed the games because of his mother's illness. She's better now
Musacchio moved to Lazio from Milan
Lampard did a great job in the first year. But his dismissal is logical: Chelsea regressed after the summer purchase, and Frank lost control