Ukraine

Ливия: война за врата для эмигрантов

Локальная война будущего

Ливия пребывает в состоянии гражданского конфликта почти десятилетие. Однако в прошлом году он обострился и стал региональной посреднической войной. Это важно, потому что именно Ливия является вратами для мигрантов, прибывающих в Европу. Потому тот, кто победит в этой войне, станет более влиятельной фигурой на Ближнем Востоке.

Восточной Ливией управляет Халифа Хафтар и его Ливийская национальная армия. Его главным образом поддерживают ОАЭ, Египет и Россия. И он, кажется, получает некую поддержку от Франции, Саудовской Аравии и Греции. А вот правительство в Триполи поддерживают Турция и Катар. В последние месяцы Хафтар, похоже, готов был взять Триполи, но его союзники в Абу-Даби, Каире и Москве потерпели неудачу. Они не смогли переступить черту.

Ливийская война — наиболее важный ближневосточный конфликт в данный момент. Просто изучите мнения различных проправительственных СМИ в регионе. Как и освещение ситуации в ОАЭ и Турции, они иллюстрируют, насколько важной Ливия стала для других стран. Турция открыто называет Хафтара «военачальником». В то же время как в ОАЭ обвиняют Триполи в вооружении «ополченцев».

18 мая Хафтар потерял стратегическую авиабазу. Его враги уничтожили несколько российских систем ПВО, согласно спутниковым снимкам и местным данным. Но турецкие беспилотники Bayraktar теперь конкурируют с китайскими Wing Loong, поставляемыми войскам Хафтара. Они соревнуются за контроль над небесами Ливии. Так что страна не просто воюет, она является испытательным полигоном для беспилотных и противовоздушных технологий.

В то время как мир был сосредоточен на военных вспышках в Йемене и Сирии, конфликт в Ливии — именно та война, в которой всё активнее себя проявляют влиятельные страны Ближнего Востока. С пандемией, перемещающей центр внимания международного сообщества куда-то в сторону, здесь конфликт лишь обостряется. И это имеет последствия. Потому что, как я говорил ранее, Ливия — мощный канал для мигрантов, направляющихся в Европу. И этот фактор может изменить баланс сил между Россией, Турцией, Грецией и странами Персидского залива.

Турция ввела свои войска в Ливию в ноябре 2019 года. Она подписала соглашение с Триполи, позволяющее их союзникам ряд претензий на Средиземное море. В ответ Анкара пообещала направить военную помощь — например, беспилотники и бронемашины. Турки также наняли тысячи бедных сирийских повстанцев, чтобы те пошли воевать в Ливию. Это был классический турецкий цинизм: использовать сирийцев на полях битв других государств, испытывать свои беспилотники, заключать энергетические сделки, унижать Египет и ОАЭ, оказывать давление на Россию и расстраивать Грецию. Для Турции вообще беспроигрышная ситуация. Всё, что ей нужно было сделать — предотвратить поражение правительства в Триполи.

Для Египта, России и ОАЭ конфликт в Ливии является более сложным. ОАЭ и Саудовская Аравия уже воюют в Йемене против хуситов, поддерживаемых Ираном. Они были остановлены там. Кроме того, посторонние наблюдатели созерцали, как за последние годы Турция и Иран увеличили свою роль в Сирии.

Чтобы восстановить своё историческое влияние, страны Персидского залива и Египет были вынуждены вмешаться. И они стремились попытаться положить конец ливийскому конфликту. Тем не менее, посторонние участники были разочарованы. Хафтар был более успешным несколько лет назад, отбирая Бенгази у экстремистов и завоевывая нефтяные месторождения. Но Триполи ему оказался не по зубам.

Ливийский конфликт — пример того, что происходит, когда западные правительства открыто избегают конфликта. Ливия была захлёстнута активной гражданской войной в течение многих лет. Американского посла здесь убили в 2012 году, в то время как «Исламскому государству» удалось ненадолго закрепиться. Будучи транзитным пунктом для африканских переселенцев, Европа беспокоится о Ливии с точки зрения того, как предотвратить неконтролируемую миграцию. Теперь у неё возникают большие вопросы.

Экспорт технологии беспилотных летательных аппаратов имеет свои последствия, сделки по газовому бурению у побережья — свои. В игру может вступить Израиль: он как раз планирует объединить усилия с Грецией и построить трубопровод в Европу. Но это, судя по всему, пресекается контролем Турцией над морем. Так что прекращение огня в Триполи и дискуссии между сторонами могут связать сразу несколько региональных конфликтов.

Но ни одна из вовлечённых стран, похоже, не хочет говорить. В условиях, когда Вашингтон всё больше избегает возможности играть ведущую роль в таких регионах. А в условиях глобальной пандемии, которая заметно отвлекает другие страны, результатом является лишь растущий конфликт интересов.

Ливия кажется символом будущего международных отношений: везде заметны прокси-войны, в небе парят вооружённые беспилотники, региональные державы продвигаются вперёд, а западные страны лишь отступают.

Football news:

5 matches of the Premier League and the championship game of Liverpool will be held on neutral fields at the request of the police
Rosel on prison in Spain: one idiot said I was a fucking Catalan and all Catalans should die
We went to the Danish stadium through Zoom: a 40-meter screen with video, a bulldog fan and attempts to sing at a distance of thousands of km
Werner will not transfer to Inter
Flick about comparisons with Heynckes: He's on a different level. Jupp had been successful for years, and I only came in November
Smertin got into the Premier League because of Abramovich's kindness: the transfer to torpedo failed, the billionaire sheltered him in Chelsea
Ruediger tries to convince Werner to move to Chelsea