Belarus

Чего испугался Путин, предложивший Лукашенко компромиссный вариант по нефти?

Чего испугался Путин, предложивший Лукашенко компромиссный вариант по нефти?
Фото: АР Переговоры между Минском и Москвой сдвинулись с мертвой точки. Но можно ли говорить о победе белорусских властей?

Возможно, в пятницу 21 февраля в затяжных и безуспешных переговорах Беларуси и России по стоимости поставок нефти случился прорыв. Если верить Александру Лукашенко, Владимир Путин позвонил ему, чтобы сообщить о готовности компенсировать в текущем году около $300 млн долларов.

Затем руководитель страны оценил потери Беларуси от уменьшения в России экспортной пошлины на нефть в $420-430 млн и отметил: «Путин предложил, что эти деньги они Беларуси компенсируют. Он признал, что это справедливо».

Но пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков рассказал, что каждая из сторон еще делает свою собственную калькуляцию, а у российских компаний-поставщиков разная позиция насчет снижения цены для Беларуси.

UDF.BY поинтересовался у экспертов, можно ли уже говорить о победе Минска в переговорах.


«Белорусские власти неоднократно рапортовали о победах, которых на самом деле не было»

Экономист Лев Марголин в комментарии UDF.BY отметил, что в последних сообщениях его настораживает несколько моментов.

Фото: ucpb.org


«Во-первых, нужно дождаться конкретных данных с российской стороны. Во-вторых, белорусские власти неоднократно рапортовали о победах в переговорах, которых на самом деле не было. В-третьих, меня настораживает оговорка Пескова о разных позициях разных российских компаний», – сказал Марголин.

Экономист не исключает, что, возможно, Кремль убедил некоторые компании, что необходимо отменить премию, чего добивается официальный Минск.

«Но, наверное, у компаний разное отношение к предложению: кто-то готов отменить премию вообще, а кто-то готов только снизить ее. К сожалению, у нас пока недостаточно информации, чтобы делать окончательные выводы», – сказал Марголин.

При этом он подчеркнул:


«Даже если какие-то вопросы сейчас удастся решить, то ни в коем случае это нельзя расценивать как победу Минска. В лучшем случае это можно расценивать как смещение удара. Москва словно говорит: да, мы понимаем, что для вас это удар, мы много раз вас предупреждали, чтобы вы к нему готовились, но так и быть – мы можем его немножко сместить».

Если стороны договорятся о цене нефти на текущий год, значит ли это, что будет достигнуто соглашение и на последующие?


«Думаю, нет. Даже если насчет каких-то льгот сейчас удастся договориться, то однозначно они с каждым годом будут сокращаться. Время принципа «нефть в обмен на поцелуи» ушло безвозвратно», – отметил Марголин.
«Если последний союзник превратится в недружественное государство, то от этого можно ожидать больших проблем»

Директор института «Палітычная сфера» и доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии UDF.BY отметил, что говорить о победе одной или другой стороны в переговорах по нефти преждевременно.


Фото: euroradio.fm


«Я бы не стал говорить о том, что это победа белорусской стороны. Но возможен компромисс, способный улучшить ситуацию для Беларуси. Очевидно, что детали соглашения между Минском и Москвой еще могут меняться в ту или иную сторону, становиться более или менее благоприятными для Минска», – считает Казакевич.

Какими могут быть мотивы российских властей, решивших пойти на уступки руководству Беларуси?

«Есть желание не обострять отношения с Беларусью до крайнего предела, что может привести к значительным политически потерям Москвы в регионе. Отношения со многими странами у нее не очень хорошие, продолжается конфронтации с Западом. А если последний союзник превратится в недружественное государство, то от этого можно ожидать больших проблем», – полагает политолог.

Кроме того, мог сказать фактор «гнутся, но не ломаются».

«Так или иначе, уже почти два года идут переговоры между сторонами. Очевидно, что белорусские власти продемонстрировали определенную устойчивость к давлению России и поэтому есть необходимость прийти к компромиссу», – отметил Казакевич.