Belarus

Преподаватель Военной академии: Древний герб «Погоня» безусловно часть нашей военной истории

Почему для белорусского военного знать о Яне Кароле Ходкевиче и Богуславе Радзивилле не менее важно, чем знание новейшей военной техники? Кто достоин находиться в пантеоне белорусских военачальников? В чем особенность белорусского военной школы? Об этом в интервью Радио «Свабода» рассказал подполковник запаса Виталий Чирвинский.

К истории как науке господин Виталий Чирвинский долгое время не имел никакого отношения. Он командный офицер пехоты. В 1992 году окончил Бакинское высшее общевойсковое командное училище. Оказался в составе тех самых 4 тысяч лейтенантов-белорусов, которых после выпуска направили в Беларусь. На Родине провел «в сапогах» 25 лет. Службу проходил в мотострелковых, танковых и разведывательных подразделениях.

В последние годы службы подполковник Чирвинский начал думать, что его ждет после выхода на пенсию. Решил поступить на исторический факультет педагогического университета имени Максима Танка, который окончил в 2010 году. Офицера заметили: не хватало профессиональных военных историков.

«Военнослужащих с историческим образованием немного. Меня пригласили на собеседование, а затем предложили ответственную должность — начальника группы организации военно-исторической работы и геральдического обеспечения Вооруженных сил Республики Беларусь. Это было очень интересное время. Сотрудничество с военными историками других стран, участие в многочисленных конференциях, семинарах, круглых столах, международных встречах, где выпадала честь представлять Вооруженные силы Беларуси. Большую моральную поддержку и уважение чувствовал после своих выступлений по-белорусски. Белорусскоязычный офицер для многих был неким открытием, но скорее приятным», — рассказывает Чирвинский.

В то время Виталий Чирвинский в составе группы вместе со своими подчиненными коллегами и единомышленниками, Андреем Шпунтом и Владимиром Колотковым, начинают публиковать в журнале «Армия» статьи по-белорусски, посвященные белорусским полководцам, начиная от Всеслава Полоцкого (Чародея). Несколько лет читатели журнала (в основном белорусские военные) знакомились с историями Ольгерда, Андрея Полоцкого, Витовта Великого, Яна Кароля Ходкевича, Константина Острожского, Казимира Семеновича, Михаила Глинского и других.

«В одной из статей я написал про огромную роль в победе во время Куликовской битвы нашего соотечественника князя Андрея Полоцкого, который не только привел свою дружину, но разработал и предложил воеводам объединенного русского войска план генеральной битвы. Именно он настоял на том, чтобы объединенное русское войско перешло Дон, где пересеченная оврагами местность была препятствием для быстрой ордынской конницы, а в ближайшем лесу можно было спрятать засадный полк. Московский князь Дмитрий Иванович на военном совете поддержал этот план и, надев доспехи рядового ратника, растворился среди тысяч воинов. К сожалению, после победоносной битвы основную долю славы вместе с почетным прозванием «Донской» получил именно московский князь, а Андрей Полоцкий незаслуженно остался в тени. После выхода журнала часть тиража в ходе объединенных учений передали в подарок российским военным. Некоторые говорили: ну вот, теперь россияне обидятся. Но никто, к счастью, не обиделся. Текст был по-белорусски, наверное, не поняли», — говорит подполковник.

После серии статей Виталий Чирвинский придумал более эффективный, как он считает, способ распространения знаний о белорусских военачальниках. Историю он в буквальном смысле решил выносить на стены.

«Я когда-то сказал одной своей очень уважаемой преподавательнице истории в университете, что стенды и стены — очень важный способ распространения знаний. А она мне говорит: — Вы так допишитесь до комиксов. А я говорю: — А люди не хотят читать научных статей. А то, что на стене, — прекрасно читают», — рассказывает Виталий Станиславович.

Он загорелся идеей выпустить серию плакатов «Полководцы и военачальники земли белорусской». Осуществить задуманное помог друг Сергей Бахун. Автором идеи и текстов был сам Чирвинский, а художественное оформление выполнил художник и геральдист Андрей Шпунт. Комплект плакатов о 28 персонах тысячелетней истории Беларуси был напечатан благодаря поддержке хорошего друга, который пожертвовал на это собственные средства. Виталий Чирвинский уверен, что когда-нибудь плакаты будут востребованы в армии. Пока же их можно приобрести в виде открыток в интернет-магазинах.

Позже группу, где работал Чирвинский, расформировали. По словам подполковника, это была плановая оптимизация Министерства обороны, и он был вынужден уволиться в запас. Очень переживал, что не завершил массу интересных планов. Но даже выйдя в запас, душой и сердцем остался в белорусской армии. А «свалившаяся» на подполковника запаса масса свободного времени позволила ему завершить давнюю затею.

«Ходишь, бывает, по военной части, смотришь на стены, а там одни русские полководцы еще с советских времен: Кутузов, Суворов, Румянцев и советские маршалы. А где свои, думаю? Когда я читал где-то статью в газете о выдающихся военных, которые имели белорусские корни, то записывал себе информацию. Увижу в интернете — и записываю. Целые кипы папок с вырезками и исписанными листками сейчас занимают значительное место в домашней библиотеке. Уже вся информация обработана в электронном виде, но выбрасывать те пожелтевшие бумаги жалко. И вот в первые дни на «заслуженном отдыхе» и пришла мысль — все систематизировать и выпустить отдельной книгой», — рассказывает Чирвинский.

Его книга адресована белорусским военным и всем, кто интересуется военной историей. В ней биографии почти двух сотен наиболее значительных личностей белорусской военной истории, календари военных событий и фактов. На 400 страницах Чирвинский попытался показать процесс развития белорусского военного искусства, военной науки и изобретательства. Первая книга оканчивается эпохой разделов Речи Посполитой и войны 1812 года.

К печати уже готовится вторая книга, которая станет продолжением предыдущей. Она будет посвящена одному из самых сложных периодов белорусской истории. Столетие, которое находились белорусские земли в составе Российской империи, ознаменовалось постоянными войнами и военными конфликтами. Значительную часть книги занимают события восстаний 1831 и 1863 годов: сотни сражений, боев и столкновений повстанцев Литвы-Беларуси с правительственными войсками, взаимный террор и трагические судьбы командиров повстанческих отделов.

Автор уже работает над третьей, заключительной частью своего военно-биографического обзора, который начнется с бурных событий 1918—1920-х годов: провозглашением БНР, военно-дипломатических миссий БНР; мятежа корпуса Довбор-Мусницкого, создания «Лит-БелССР», а затем Белорусской ССР; первых белорусских отрядов Рабоче-крестьянской красной армии; спровоцированного поляками «бунта» 1-й Литовско-белорусской дивизии Желиговского; деятельности Отдельного отряда БНР С. Булак-Балаховича; польско-советской войне; Слуцкому вооруженному восстанию…

«Третья книга будет продолжением военно-биографического обзора о всех белорусах, а также уроженцах белорусской земли, которых можно причислить к полководцам, военачальникам, военным ученым и изобретателям. Следующая книга охватит межвоенный период, Вторую мировую войну, послевоенное время и первые 25 лет независимой Беларуси. Героями книги станут высшие должностные лица Вооруженных сил Республики Беларусь, которые заложили и закрепили фундамент современной белорусской армии. А таких уже набралось около сотни человек. Я, кстати, прошу многих своих знакомых отставников — генералов и офицеров, а пользуясь случаем, призываю также всех, кому небезразлична судьба Беларуси: пишите свои мемуары о годах становления наших Вооруженных сил, а главное — о людях, имевших отношение к их созданию. Через 100 лет эти воспоминания будут бесценными. Некоторые обещают, что напишут. Это очень важно, это история не только нашей армии, но это история Беларуси», — призывает подполковник.

Может ли быть полезным для современной армии опыт тысячелетней военной белорусской истории? По словам Виталия Чирвинского, современная армия живет иными реалиями, чем полководцы Средневековья или Нового времени. Важно другое — психологический и патриотический факторы.

«Ты должен знать, что за твоей спиной история. Я иногда говорю курсантам: ребята, должен ли белорусский офицер продолжать славные традиции своих предков? Все говорят: да, должен. Я тогда дальше: а как он может продолжать традиции предков, если не знает их? Что он собирается продолжать? Александр Лукашенко правильно сказал: мол, мы тут настроили современной техники, а какая бы она ни была, если там будет сидеть предатель, то эта техника не выполнит своей функции», — говорит Чирвинский.

Пантеон белорусской воинской славы, считает Чирвинский, велик. Он вспоминает, что только в первом томе его книги, который заканчивается разделами Речи Посполитой, около 250 выдающихся военных. Но наиболее выдающимися военачальниками, имена которых следует увековечить даже на государственных наградах, Чирвинский считает Константина Острожского и Яна Кароля Ходкевича.

«Почему бы патроном Пограничного комитета или Главного разведуправления не сделать Филона Кмиту-Чернобыльского, оршанского старосту, военного деятеля ВКЛ, прославившего свое имя в военных событиях середины XVI века? Это же самый первый основной белорусский пограничник. Под своим началом он держал всю восточную границу. Но был не только первым пограничником, если говорить современным языком. Отдельное внимание должно быть уделено его разведывательной деятельности. Организации военной разведки и контрразведки может позавидовать даже ГРУ Вооруженных сил Республики Беларусь. На собственные средства он содержал большое количество разведчиков («вижей» и «шпегов»). Имел своих людей даже у трона московского царя. В служебных донесениях, которые отсылал в Вильну панам-раде, написанных, кстати, на старобелорусском языке, подробно останавливался на политических решениях и поступках Ивана Грозного, его военных планах, приказах, распоряжениях и даже на внутренних переживаниях и эмоциях московского монарха. Совершил несколько блестящих побед и на ратном поле. Можно сказать, что от его военного мастерства искры летели.

Или, например, артиллеристы. Зачем нам личности соседних государств эпохи Петра I. Есть уроженец белорусской земли Николай Янович Абрамович — генерал артиллерии литовской. В 1640 году он стал первым руководителем артиллерии ВКЛ. Был назначен «на дозор пушки Великого Княжества Литовского». При нем артиллерия стала отдельной военной организацией, была выделена в отдельный корпус. Или Казимир Семенович — военный инженер, теоретик артиллерии, изобретатель многоступенчатой ракеты. У нас достаточно своих патронов и для спецназа, и для пограничников», — говорит Чирвинский.

Еще одним белорусским полководцем, достойным конного памятника в Жодино (он был основателем городка на этом месте, который назывался Богуслав-поле), Чирвинский называет Богуслава Радзивилла, военачальника Польши, Голландии, Франции, Швеции и Пруссии. По некоторым сведениям, Богуслав Радзивилл заложил основы будущей прусской армии. Достойным наивысшего почитания в белорусском армии историк считает Тадеуша Костюшко.

«С именем Костюшко помню один случай. Среди предлагаемых тем для рефератов была тема «Костюшко — герой двух континентов». Один из курсантов, услышав это, пробурчал себе под нос: «наемник». Я тут же предложил ему написать реферат на измененную тему: «Тадеуш Костюшко — герой или наемник». Говорю: если вы докажете, что он наемник, то я вам ставлю 10 и вы автоматом получаете зачет. Парень готовил работу месяц, подошел к ней серьезно и потом признался, что он полностью переосмыслил личность Костюшко. Как, говорит, наемнику могли дать высшую на то время награду США, да еще из рук ее президента Джорджа Вашингтона? Наемникам дают деньги, а не награды», — вспоминает Виталий Станиславович.

Наряду с Кастусем Калиновским, которого подполковник Чирвинский ставит на одном уровне с крупными организаторами партизанского движения на белорусских землях, он называет Михаила Черняева — боевого генерала Российской империи.

«Он был сыном российского генерала из дворянского рода, происходившего из Новгородской земли, но он здесь родился в деревне Тубышки на Могилевщине. Здесь он и умер, и погребен здесь. Михаил Черняев захватил для Российской империи Туркестан, за что был прозван современниками «Ермаком XIX века». Или дворянин Могилёвской губернии фельдмаршал Иосиф Ромейко-Гурко — предпоследний фельдмаршал Российской империи, которого многие военные историки считают основным победителем русско-турецкой войны 1877—1878 годов, освободителем Болгарии от османского ига. Конечно, есть одно обстоятельство. Черняев и Ромейко-Гурко были искренними сторонниками русификации нашего края. Может, и сложно такими гордиться современному белорусу, но все равно они наши. Возможно, именно белорусская земля дала им ту жизненную силу, которая впоследствии воплотилась в их неординарный военный талант».

Бесспорной гордостью для белорусской армии историк называет маршала Советского Союза Ивана Игнатьевича Якубовского. Чирвинский нашел в архиве его анкету 1928 года. Там рукой Якубовского по-белорусски написано: «Я, Янка Якубоўскі, Ігнатаў сын». Белорусам был и советский десантник номер один Василий Филиппович Маргелов, рассказывает Чирвинский:

«До войны он служил в Белорусском военном округе. Окончил Объединенную белорусскую военную школу (ОБВШ) в Минске. Кстати, присягу принимал по-белорусски. На страницах тогдашней «Чырвонаармейскай праўды» имя Василия Маргелова (до реформы белорусского правописания 1933 г. там писали «Базыль Маркелаў») встречалось очень часто. Белорусский поэт Сергей Гроховский ему даже свое стихотворение посвятил. Во время военной службы я встречал тех, кто высказывал сомнения насчет того, что Маргелов белорус: родился в Украине, похоронен в Москве. Могу сказать — я держал в руках личное дело Маргелова в Подольском военном архиве. И там черным по белому — белорус, и подпись Василия Филипповича. Родители его — белорусы. Кстати, во время учебы в ОБВШ его готовили как «национального кадра», чтобы командовал такими же белорусами в частях переменного состава», — рассказывает подполковник.

«Нас приучили, что белорус — мужик, пан сохи и косы. У нас есть в крови и соха, и коса, но как военные белорусы очень выносливы. Сержантами в советской армии ставили именно белорусов, и белорусы не подводили. Потому что умеют воевать. Это, наверное, какая-то генная память, а не так, что нас забрали с поля картофельного — и на войну, а мы там всех удивляли своими военными способностями. Недаром древний герб «Погоня» безусловно часть нашей военной истории», — говорит Чирвинский.

Примеров хватает. Историк напоминает, что во время Второй мировой войны глава БССР Пантелеймон Пономаренко слал Сталину предложения, чтобы на фронте сформировать две Белорусские особые армии в составе 150 тысяч человек. Пономаренко сказал, что это будут армии настоящих мстителей, которые будут мстить за свою оккупированную родину. Их можно будет использовать на самых трудных участках фронта. Но Сталин не прислушался к предложению.

«На вопрос, имеют ли белорусы отличие в военном мастерстве, свою национальную военную традицию, можно ответить положительно. Да. Примеров хватает. И здесь стоит говорить о тенденции. Ограниченные мобилизационные возможности не позволяли иметь большую армию, поэтому решающую роль играли профессиональная подготовка, мужество и отвага личного состава, а также военный талант военачальников. Иначе говоря, у нас не было возможности распоряжаться людьми как «пушечным мясом». Почти во всех сражениях (за исключением Грюнвальда), где мы побеждали, противник имел численное превосходство. Наиболее известные из них — битвы под Оршей 1514 года и при Кирхгольме 1605 года», — рассказывает Чирвинский.

Образец воинского мастерства показал Януш Радзивилл в битве под Шкловом 1654 года, где его 6-тысячное войско разбило 20-тысячную армию Якова Черкасского. По словам историка, Радзивилл полностью воспользовался одним из принципов военного искусства — умело использовать физико-географические условия местности. Выбрав удачное место на южном берегу реки Шкловки, напротив брода, великий гетман сначала втянул авангард московского войска в сражение. Противник подходил к месту битвы поочередно и вступал в бой частями. В результате пятичасовой битвы армия Черкасского была побеждена и отброшена за реку.

Если продолжать разговор о белорусской военной традиции, никак нельзя обойти партизанское движение, считает историк. Он называет его одной из основных национальных военных традиций.

Первые примеры использования партизанских форм борьбы на белорусской земле можно найти еще в XIV веке. Победа Давида Городенского над крестоносцами под Новогородком в 1314 году, партизанское движение в XVIII в веке, антипольская партизанка на территории Западной Беларуси в 1920-е годы, всенародное партизанское движение в Беларуси во время Второй мировой войны.

Минусом белорусского военной традиции Чирвинский считает отсутствие своего военно-учебного заведения. Представители белорусского дворянства обычно получали опыт ведения войны в западноевропейских армиях и только потом возвращались служить домой.

«Своя национальная система военного образования у нас появилась только в независимой Беларуси. Надо отметить, что уровень подготовки довольно хороший. Военная академия, которая возникла на базе двух училищ, сейчас готовит кадры почти для всех востребованных в армии специальностей. А главное — готовя офицеров оперативно-тактического звена, а также оперативно-стратегического уровня, мы сами стали растить своих генералов», — говорит подполковник.

Выход книги Виталия Чирвинского совпал с началом его работы в Военной академии. Он преподает военную историю будущим офицерам белорусской армии.

«Курсанты у нас замечательные. Патриоты своей страны. Это будущее нашей страны, нашей армии. К белорусскому языку относятся позитивно. Есть и белорусскоязычные офицеры-преподаватели. Жаль только, что у нас в некоторых средствах массовой информации только ждут повода, чтобы пнуть армию. А нужно, наоборот, находит положительное и говорить об этом», — считает подполковник запаса Виталий Чирвинский.

Football news:

Klopp on Henderson's injury: I don't know for sure yet, something's wrong with my knee. All we know is that it's not a small thing
Pavlyuchenko is seventh in the ranking of Tottenham's best forwards in the 21st century. Kane is the first (Squawka)
Manchester City made 93.7% of accurate passes in the match against Newcastle. This is an APL record
Ole Gunnar Solskjaer: 16 games unbeaten give confidence, but it is not something that Manchester United should aspire to
Havertz wants to go to Chelsea, he likes the project. Werner persuades him to go
Real Madrid has received almost 250 million euros from sales of Academy students over the past 4 years
Manchester United have started negotiations with Raiola to extend Pogba's contract