logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Belarus

Валерий Карбалевич: Зачем эта дурацкая игра в дурацкую интеграцию?

 Лукашенко сегодня совершил рабочую поездку на малую родину – в Шкловский район. Белорусский руководитель посетил четыре предприятия, но о местных проблемах почти не говорил. Зато всю дорогу возмущался нечистоплотным поведением старшего брата. Зачем Лукашенко отправился в Шклов, чтобы поплакаться на Россию? 

На вопросы «Белорусского партизана» ответил политолог Валерий Карбалевич.

 - Я не берусь сказать, почему именно в Шклове выплеснулось недовольство Россией, оно могло выплеснуться где угодно. О проблемах с Россией Лукашенко говорит везде, даже в церкви, - то есть, использует любой повод, чтобы напомнить о проблемах. Я бы не стал придавать значение именно месту, в котором сделаны эти заявления.

- “Несогласие и конфликт с Россией произошли из-за того, что от нас потребовали за нефть платить цену больше, чем мировая”, – сказал Лукашенко в Шклове. Вас ничего не смущает в этой формулировке?

- У Лукашенко всегда была своя интерпретация причин конфликта. То, что Россия постепенно подталкивает к переходу на мировые цены, - это факт, и это действительно причина конфликта. Россия фактически отказывается дотировать Беларусь, предоставлять экономические преференции. Понятно дело, эти действия вызвали недовольство белорусской стороны и, как следствие, конфликт. Интерпретация не новая, давняя. 

 - Лукашенко все еще надеется, что в Кремле «образумятся и вернутся к нормальным отношениям». Нормальным – значит, Россия продолжит дотировать Беларусь. Возможен ли такой сценарий?

- Очень маловероятно. Когда речь идет о дотациях, нужно принимать в расчет объем дотаций. В тех объемах, в которых раньше осуществлялись дотации, и хуже не будет. Но и до мировых цен тоже далеко: мировые цены на нефть наступят только в 2024 году, цены на газ хотя и увеличиваются, но до цен, по которым покупают газ европейские потребители, еще очень далеко. Сокращение дотаций (а не их ликвидация) – процесс, затянутый во времени, и, судя по всему, продолжится, потому что Беларусь отказывается идти навстречу по вопросам интеграции. Процесс запущен и, думаю, Лукашенко уже в глубине души смирился с новой реальностью, но на словах все еще продолжает возмущаться, рассчитывая, что неким образом удастся повлиять на российское общество, на российскую элиту. Раньше такой прием срабатывал.

- Как вам представляется дальнейшее развитие белорусско-российских отношений с учетом «конституционной реформы», которую затеял Путин?

- Что касается цен на нефть и газ, то у сторон нет иных вариантов, кроме как договариваться. Это не та ситуация, когда Беларусь может громко хлопнуть дверью и сказать: не хотите продавать, мы пойдем к другим продавцам. Идти некуда: сегодня у Беларуси других источников энергоресурсов нет. Их можно со временем получить, но нужно время и финансовые ресурсы. Сегодня у Беларуси нет ни того, ни другого, поэтому сегодня Россия – безальтернативный источник нефти и газа. А без нефти и газа Беларусь жить не будет. Но и Россия не заинтересована в газовых и нефтяных войнах: Беларусь – транзитная страна, поэтому любая война рикошет ударит и европейским потребителям российского газа, в чем Россия не заинтересована. Думаю, Россия не заинтересована в том, чтобы в Беларуси наступил экономический коллапс. Поэтому я не вижу иной альтернативы по нефти и газу, кроме как договариваться. Что касается интеграции, то вопрос о дорожных картах просто подвис. Подвис, потому что союзное государство перестало быть первостепенной задачей для России, для Путина, который нашел другой вариант продления власти. Новому правительству России тоже нужно войти в курс дела по «углубленной интеграции», разобраться во всех «дорожных картах». А с другой стороны, я не вижу причин, по которым это сейчас нужно Беларуси. Беларусь включилась в интеграционную игру с дорожными картами с одной-единственной целью – добиться возвращения экономических преференций со стороны России. Но когда стало очевидно, что Россия не собирается возвращать экономические преференции, когда очевидно, что цены на газ и нефть будут расти, - зачем эта дурацкая игра в дурацкую интеграцию? Мне представляется, что Беларуси это сейчас совершенно не нужно. Вопросы интеграции, вопросы дорожных карт на некоторое время просто зависнут.

- Но не снимаются с повестки дня Кремля?

- Формально вопрос об углубленной интеграции остается на повестке дня, но в реальности просто подвиснет.

- Андрей Илларионов, бывший помощник Путина, озвучил апокалиптический сценарий: поход Путина на Беларусь запланирован на май-июнь. Насколько этот сценарий правдоподобен?

- Илларионов уже рассказывал, как российские танки будут брать Киев в 2014 году; слава Богу, его прогнозы не осуществились. Я думаю, нынешний прогноз из той же серии: не думаю, что Россия сегодня способна и готова на силовой сценарий. Я бы обратил внимание на послание Путина Федеральному собранию: все говорят о той части, в которой Путин выдвигал идеи по Конституции, но мало кто обратил внимание, что процентов 80 послания было посвящено социальным вопросам. Российское общество не довольно тем, что слишком активная внешняя политика привела к падению уровня жизни, что внешняя политика осуществляется за счет россиян. Власть реагирует на настроения россиян, поэтому и большую часть послания Путин говорил не о политике, а о социальных проблемах. Это очень жесткий ограничитель для новых внешнеполитических авантюр. Белорусского консенсуса вслед за крымским не получится, скорее, наоборот: российское общество не воспримет силовые действия в отношении Беларуси. И Путин это понимает. Я уже не говорю о реакции Запада – я говорю о реакции российского общества. Поэтому я не вижу причин, по которым Россия может применить в отношении Беларуси силовой сценарий. Тем более непонятно – зачем, если Путин уже определился с продлением политической жизни после 2024 года. 


Themes
ICO